«АРМИЯ и ФЛОТ»

Всероссийский общественный,
военно–литературный журнал.

основан в 1914 году

(электронная версия журнала зарегистрирована в
Росохранкультуре, свидетельство о регистрации
средства массовой информации Эл ФС77-27548
от 14 марта 2007 года)

ЗАДАЧИ ЖУРНАЛА:
• Способствовать единению общества, культуры и армии России.
• Способствовать всестороннему взаимному ознакомлению и единению различных родов войск Вооруженных Сил России.
• Дать широкий простор мысли, направленной на благо армии и флота.
• Пробуждать интерес к военному делу и военной истории России.
• Отражать состояние дел в военно-промышленном комплексе России.
• Содействовать сохранению и развитию военно-исторического, историко-культурного, государственного наследия и безопасности России.
• Знакомить с положением военного дела за рубежом.

«Это был коллективный подвиг
и тем он особенно дорог…»

В.В. Глушков –
профессор Московского государственного
университета путей сообщения,
доктор географических наук,
доктор технических наук,
полковник в отставке

Автор статьи в Музее Арктики и Антарктики

25 августа 2012 г. исполняется 70 лет со дня героической гибели Краснознаменного ледокольного парохода «Александр Сибиряков» в бою с германским крейсером «Адмирал Шеер», произошедшего в водах Северного Ледовитого океана. В прежние времена о подвиге полярного «Варяга» писали довольно много. Однако позже, когда словосочетание «советский народ» ушло в Лету, интерес к этой теме как-то пропал - на первый план вышли другие герои и не всегда истинные. Во всяком случае, в настоящее время молодому поколению наших соотечественников едва ли что известно о моряках-сибиряковцах. В связи с этим автор, историк отечественного ледокольного флота, не претендуя на истину в последней инстанции, но опираясь на надежные источники, попытался еще раз восстановить в хронологическом порядке упомянутое событие и напомнить молодежи, что они, несмотря на новые веяния, все же потомки победителей!

В середине августа 1942 г. командованию Северного флота стало известно о появлении на подходах к Карскому морю германского тяжелого крейсера «Адмирал Шеер» (командир капитан цур зее? В.Меендсен-Болькен). Это был мощный боевой корабль водоизмещением 16 200 т, длиной 186 м, шириной 22 м, скоростью хода 28,5 узлов (53 км/ч). Он имел на вооружении шесть 280-мм, восемь 150-мм и шесть 105-мм орудий, предназначенных для боя с тяжелыми броненосцами и крепостной артиллерией, а также восемнадцать зенитных пулеметов и два торпедных аппарата. Численность экипажа составляла более 1000 человек. Этот крейсер, названный в честь кайзеровского флотоводца, отличившегося в годы Первой мировой войны 1914-1918 гг., был основной боевой единицей кригсмарине (германских военно-морских сил) в секретной операции «Вундерланд» («Страна чудес») по поиску и уничтожению караванов судов, следующих Северным морским путем. В помощь «Адмиралу Шееру» было придано пять подводных лодок, две из которых («U-251» и «U-601») обеспечивали его разведывательными данными о судоходстве и положении кромки льда в Карском море.

Германский тяжелый крейсер «Адмирал Шеер»

К упомянутому времени «Адмирал Шеер» был самым удачливым рейдером? фашистской Германии. Почти полгода - с октября 1940 г. по март 1941 г. - он провел в дальнем одиночном плавании. В северной и южной Атлантике, в Индийском океане он потопил или захватил 16 судов под флагами Великобритании и ее союзников. В одном только налете на английский конвой 5 ноября 1940 г. он уничтожил крейсер и пять торговых судов /Вейхман В. Эл. источник/.

18 августа «Адмирал Шеер» встретился в точке рандеву с подводной лодкой «U 601» и получил с нее самые свежие данные о состоянии льдов Карского моря. Затем он миновал северную оконечность Новой Земли со стороны кромки льдов высоких широт и направился к западному побережью полуострова Таймыр. По расчетам командования кригсмарине, именно в это время в Карском море должны были находиться советские караваны судов: один из них – Третий арктический, сформированный из транспортов на Диксоне, следовал под проводкой ледоколов «Красин» и «Ленин» на восток, другой, сформированный в бухте Провидения (Анадырский залив Берингова моря) и имеющий в составе кроме транспортов боевые корабли (лидер «Баку», эсминцы «Разъяренный», «Разумный» и «Ревностный»), под проводкой ледоколов «А.Микоян» и «Л.Каганович» - на запад.

Навигационная обстановка в Карском море была благоприятной: южные ветры оттеснили тяжелый паковый лед далеко к северу. Кроме того, безопасное движение крейсера «Адмирал Шеер» обеспечивал гидросамолет-разведчик «Арадо», базировавшийся на его борту и взлетающий в воздух с помощью специальной катапульты.

Моря Западного района Арктики

19 августа на подходах к острову Уединения, расположенному в центральной части Карского моря, на пути движения крейсера появились первые ледовые поля. С помощью авиаразведки выяснилось, что все пространство на восток от острова забито непроходимыми тяжелыми льдами. Дополнительные сведения о ледовой обстановке можно было получить только у советских моряков, но для этого надо было захватить какое-нибудь судно. В связи с этим командир крейсера отдал приказ следовать на юг, к архипелагу Норденшельда, где проходила судоходная трасса от Диксона на восток - к проливу Вилькицкого и далее в море Лаптевых.

20 августа «Арадо» несколько раз пытался взлететь на разведку, но каждый раз туман вынуждал его вернуться на крейсер. В тот же день «Адмирал Шеер» встретился с германской субмариной «U 251» в надежде получить какую-либо информацию о советских караванах. Однако эта надежда не оправдалась – караваны «как в воду канули». В этой ситуации командир германского рейдера принял решение: по кратчайшему пути выйти к побережью полуострова Таймыр и далее вдоль берега направиться к проливу Вилькицкого.

21 августа гидросамолет снова барражировал над морем и, наконец, обнаружил караван советских судов (7 пароходов-сухогрузов, 3 танкера, 2 ледокола), следующий на восток. Он шел южнее острова Гелланд-Гансена, без охранения, поскольку до тех пор в Карском море боевые корабли противника еще не появлялись. Можно себе представить, чем могла бы закончиться встреча беззащитных судов с германской плавучей крепостью! Но летчик посчитал, что караван идет не на восток, а на юго-запад и пока командир крейсера разбирался с противоречивой информацией, удобный момент для атаки был упущен.

К утру 22 августа, когда «Адмирал Шеер» почти достиг архипелага Норденшельда, его служба радиоперехвата смогла засечь караван судов и определить его местоположение - караван стоял вблизи западного входа в пролив Вилькицкого. Кроме того немцам удалось расшифровать одно из радиосообщений русских. В нем говорилось, что каравану предписывается следовать курсом на восток со скоростью 5 узлов (9 км/ч). Теперь, когда местонахождение, курс и скорость движения советского каравана стали точно известны, оставалось только догнать его и уничтожить. Но основным затруднением в реализации этого плана были огромные и труднопроходимые для крейсера ледяные поля.

24 августа «Адмирал Шеер», двигаясь на восток по чистой воде, достиг острова Русский, где из-за внезапной перемены ветра был окружен плавучими льдами и остановился. Громадные ледяные глыбы начали опасно сдавливать борта корабля. Вывести его на рыхлый лед удалось только спустя несколько часов /Морозов М. Эл. источник /.

В тот же день из порта Диксон в рейс к полярным станциям, игравшим в военное время особенно важную роль в гидрометеорологическом обеспечении судов на Северном морском пути, отправился ледокольный грузовой пароход «Александр Сибиряков». Его командиром был выпускник судоводительского класса Дальневосточного морского рыбопромышленного техникума 32-летний старший лейтенант А.А. Качарава.

Пароходу предписывалось сначала зайти на мыс Молотова Северной Земли, доставить туда зимовщиков и оборудование для строительства новой полярной станции, топливо и продовольствие, затем пройти к острову Домашний и мысу Оловянный, произвести там смену полярников. На борту парохода находилось 99 человек? (44 - экипаж, 30 - команда из военных моряков, 2 – военком и флагманский артиллерист ледокольного отряда Беломорской флотилии, 12 – строители, 11 – сменный состав зимовщиков на полярные станции), а также 567 т груза и 420 т угля.

К описываемому времени у этого ветерана арктических морей был уже солидный послужной список. Его построили в 1909 г. в Глазго (Шотландия) на верфи «Гендерсон и К°». При спуске на воду он получил наименование «Беллавенчур». Ледокольный пароход имел водоизмещение около 1500 т, длину корпуса 76 м, ширину - 11 м, скорость на чистой воде около 13 узлов (24 км/ч). Базировался он в канадском порту Сент-Джонс (провинция Ньюфаундленд), а использовался, в основном, для промысла тюленей.

В 1915 г. «Беллавенчур» был куплен российским императорским правительством для зимних рейсов в Белом море и переименован в честь предпринимателя, мецената и исследователя Сибири А.М. Сибирякова. С 1917 г. пароход входил в состав флотилии Северного Ледовитого океана, с 1920 г. – в состав Морских сил Северного моря, позже был передан в Мортранс, где использовался весной для зверобойного промысла в горле Белого моря, а летом, в навигацию, - как грузовое и снабженческое судно.

Ледокольный пароход «Александр Сибиряков»

В 1932 г. «Александр Сибиряков» (капитан судна В.И. Воронин) с экспедицией Всесоюзного Арктического института на борту прошел по Северному морскому пути от Архангельска до Петропавловска-Камчатского. Рейс едва не закончился трагически: в Чукотском море в сложной ледовой обстановке пароход потерял часть гребного вала с винтом и лег в дрейф. Спустя две недели с помощью самодельных парусов (частью сшитых из брезента, частью шлюпочных) судно удалось вывести на чистую воду. Из Берингова пролива его отбуксировали в Петропавловск-Камчатский. Во время этой экспедиции в Карском море был открыт остров, названный в честь военного гидрографа К.Е. Сидорова. Так впервые в истории арктического мореплавания в одну навигацию (в два месяца и три дня) грузовой ледокольный пароход прошел Северный морской путь. «За выдающиеся заслуги в проведении героического похода через Ледовитый океан…» он был награжден орденом Трудового Красного Знамени и с того времени в официальных документах именовался как Краснознаменный ледокольный грузовой пароход «Александр Сибиряков».

До начала Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. «Александр Сибиряков» работал в Арктике как снабженец. В августе 1941 г. он вошел в состав ледокольного отряда Беломорской военной флотилии, в сентябре получил наименование «ЛД-6» (так он именовался до 6 мая 1942 г.).

В зимний период 1941-1942 гг. и до середины лета пароход участвовал в переброске десанта и пополнения в войска на северный участок Карельского фронта, выполнял другие задания командования, в июле 1942 г. ему было предписано выйти в Карское море для проведения операций, связанных с проводкой караванов судов Северным морским путем. На судне было установлено шесть пушек (76 мм – 2 ед., 37 мм – 4 ед.) и шесть 12,7-мм пулеметов? /Бурков Г.Д., 2011. С. 29/. Это вооружение было предназначено для защиты от надводных атак вражеских подводных лодок и самолетов.

Между тем 25 августа 1942 г. гидросамолет «Арадо» с крейсера «Адмирал Шеер» потерпел серьезную аварию при посадке на воду, его пришлось расстрелять из 20-мм зенитной пушки и потопить. Не имея информации о ледовой обстановке в Карском море, командир крейсера не решился пробиваться к каравану советских судов, он отдал приказ развернуться и двигаться в юго-западном направлении. Погода стояла пасмурная, временами набегал туман.

К этому времени «Александр Сибиряков» уже находился в заливе Миддендорфа, в районе между безлюдными островами Белуха, Центральный и Продолговатый. Там впереди слева по курсу сигнальщиком старшиной 2-й статьи И.А. Алексеевым, который нес вахту в «вороньем гнезде» на фок-мачте, был замечен на горизонте расплывчатый силуэт неизвестного судна. Через сильную оптику дальномера командир старший лейтенант А.А. Качарава рассмотрел очертания военного корабля.

«В 13 часов 17 минут с «Александра Сибирякова» [в Штаб морских операций] поступило переданное открытым текстом сообщение с просьбой следить за ним в связи с появлением в его поле зрения неизвестного военного судна…» /Бурков Г.Д., 2011. С. 84/.

Военный корабль шел на сближение, флага на нем не было. Вскоре по его очертаниям определили - это крейсер. Яркими вспышками прожектора азбукой Морзе с крейсера запросили по-русски: «Кто вы? Куда следуете?».

В 13 часов 27 минут на Диксоне было получено новое сообщение от радиста «Александра Сибирякова», извещавшее о том, что неизвестный корабль запрашивает сведения о пароходе. Ответ пришел почти мгновенно: «Не сообщать…» /Бадигин К.С. Эл. источник/.

Командир ледокольного парохода дал команду на разворот судна к близлежащему острову Белуха и на полный ход машин. Однако крейсер также изменил курс и, будучи более быстроходным, стал сближаться с советским судном.

В 13 часов 34 минуты с «Александра Сибирякова» на Диксон поступило очередное сообщение: пароход продолжает идти к берегу, а неизвестный крейсер преследует его, запрашивая о состоянии льда в проливе Вилькицкого /Бурков Г.Д., 2011. С. 84; Головко А.Г., 1979. С. 126/.

На запрос советского сигнальщика о названии и национальной принадлежности с крейсера ответили что-то похожее на «Сисияма» и выбросили звездно-полосатый американский флаг.

В 13 часов 38 минут «Александр Сибиряков» передал: крейсер сообщил свое название – «Сисияма». Из Штаба морских операций передали, что такого корабля в водах Карского моря быть не должно, считать самозванца противником.

С крейсера просемафорили: «Прекратите работать радиостанцией, остановите машину, сдавайтесь!» /Бадигин К.С. Эл. источник/. В головные телефоны советских радистов ворвались треск и шум – это заработала система радиопомех противника.

Предполагая самое худшее, командир «Александра Сибирякова» отдал приказ: если с ним что-то случится, людей - на шлюпки и уходить к острову, старшему механику Н.Г. Бочурко - открыть кингстоны и затопить судно. «В эту минуту пират скинул маску. Все, кто держал в руках бинокли, видели, как сполз вниз американский флаг, и на мачту крейсера полезло красно-белое полотнище с фашистской свастикой…» /Новиков Л.А., Тараданин А.К., 1961. Эл. источник/.

На ледокольном пароходе пробили колокола громкого боя: «Тревога!». По этому сигналу экипаж и военная команда заняли посты согласно боевому расписанию.

Капитан ледокольного парохода «Александр Сибиряков» А.А. Качарава, послевоенное фото

Когда крейсер приблизился на расстояние примерно в 5 миль (около 9 км), над ним поднялось серое облачко, и почти мгновенно вместе с гулким раскатом из воды перед носом «Александра Сибирякова» выросла огромная белая пирамида от снаряда - недолет. Через некоторое время вторая пирамида появилась уже за кормой - перелет. Немцы начали пристрелку.

В 13 часов 47 минут на Диксон поступило еще одно сообщение с «Александра Сибирякова»: «Ну, началась канонада» /Бурков Г.Д., 2011. С. 84/.

На вражеском рейдере палуба была заполнена зрителями. Германские моряки вышли посмотреть, как будет сдаваться советское судно. Они полагали, что, оценив мощь тяжелого крейсера, команда советского парохода спустит флаг и сдастся в плен, как это уже было с английскими экипажами, но просчитались - команда «Александра Сибирякова» осталась до конца верна Родине и присяге.

В ответ на обстрел противника с парохода ударила артиллерия, которой командовал младший лейтенант С.Ф. Никифоренко. Однако «Адмирал Шеер» для легких орудий был недосягаем – снаряды падали в воду с большим недолетом. Между тем палуба крейсера быстро опустела. «Конечно, «Александр Сибиряков» не мог рассчитывать на какой бы то ни было успех, - пишет в своих воспоминаниях бывший командующий Северным флотом адмирал А.Г. Головко, - но решение, принятое капитаном Качаравой, было правильное: он надеялся задержать гитлеровцев, насколько удастся дольше, чтобы дать возможность уйти в безопасное место Третьему арктическому каравану…» /Головко А.Г., 1979. С. 127/.

В 13 часов 48 минут на Диксоне было получено еще одно сообщение с «Александра Сибирякова»: «SOS! Нас обстреливают!» /Бурков Г.Д., 2011. С. 85/.

Снарядом первого залпа, выпущенного башенными крупно-калиберными орудиями германского крейсера, снесло фор-стеньгу, повредило радиостанцию (радист перешел на аварийный передатчик). Снарядом второго залпа накрыло корму – замолкли кормовые пушки, погибла вся артиллерийская прислуга (около 30 краснофлотцев), пароход стал терять управление. Снаряд третьего залпа попал на носовую палубу - вспыхнули бочки с горючим, аварийная команда устремилась на палубу с пожарными шлангами и ведрами с песком. Один из снарядов четвертого залпа угодил в самое сердце парохода - в машинное отделение, раздался мощный взрыв?…

Неподвижный «Александр Сибиряков» стоял на месте и пылал как факел, на воде - вокруг него - горел бензин. Большая часть его экипажа, военной команды и пассажиров погибла, раненых сносили в кают-компанию, где им оказывала помощь врач экипажа В.Н. Черноус. «Выстрелы орудий, надсадный вой собак…, резкие выкрики команд. Дикая какофония раскалывала мозг, терзала нервы... Палуба…, развороченная снарядами, напоминала поле сражения, где вперемежку было свалено все: дымящиеся доски, искореженные куски металла…» /Новиков Л.А., Тараданин А.К., 1961. Эл. источник/.

Бой ледокольного парохода «Александр Сибиряков» с немецким крейсером «Адмирал Шеер» 25 августа 1942 г. Художник М.Успенский. 1961 г.
Музей Арктики и Антарктики, Санкт-Петербург

Осколками снаряда тяжело ранило командира старшего лейтенанта А.А. Качараву, был убит его старший помощник лейтенант Г.П. Сулаков, в командование вступил помощник командира по политчасти политрук З.А. Элимелах.

В 14 часов 05 минут радист А.Г. Шаршавин послал в эфир последнюю радиограмму: «Помполит приказал покинуть судно. Горим, прощайте». Под прикрытием дымовой завесы на воду спустили две шлюпки и ялик, стали размещать на них людей. Крейсер «Адмирал Шеер» уже приблизился к пароходу на расстояние примерно в 20 кабельтовых (около 4 км) и вел стрельбу шрапнелью, наносящей наибольший урон живой силе.

Вскоре одна из шлюпок с людьми была потоплена, ялик с тремя женщинами перевернулся, всплывших на водную поверхность не наблюдалось. Уцелевшая шлюпка, в которой лежал тяжелораненый старший лейтенант А.А. Качарава (его вынес с парохода боцман А.Т. Павловский), отходила в сторону острова Белуха.

В 14 часов 07 минут из Штаба морских операций было передано распоряжение находящимся в море судам - всем бортовым радиостанциям работать только на прием. Примерно в это же время руководство западного каравана, оповещенное о появлении в районе побережья Харитона Лаптева германского крейсера, начало поспешно уводить свои суда во льды моря Лаптевых. Перед лицом опасности все пароходы, даже совсем не приспособленные к работе во льдах, вели себя почти как ледоколы. Там за ледовыми полями они были уже в полной безопасности /Глушков В.В., 2010. С. 436/.

Между тем, оставшиеся в живых артиллеристы «Александра Сибирякова» продолжали вести огонь по противнику. Шифровальщик М.В. Кузнецов сжег все секретные документы, в том числе коды и сведения о льдах Карского моря, а старший механик Н.Г. Бочурко открыл кингстоны /Новиков Л.А., Тараданин А.К., 1961. Эл. источник/.

Около 15 часов горящий «Александр Сибиряков» подобно легендарному крейсеру «Варяг», не спустив флага перед врагом, медленно носом ушел в морскую пучину, унося с собой мертвых и живых. Раненые Н.Г. Бочурко и З.А. Элимелах разделили судьбу своих боевых товарищей. Они до последней минуты стояли у флагштока с краснозвездным военно-морским флагом…

Мужество, с которым экипаж полярного «Варяга» принял и вел неравный бой, позже было отмечено практически во всех советских и зарубежных военно-морских исследованиях. «В сравнении с вооруженным до зубов фашистским крейсером «Адмирал Шеер», - писал в предисловии к книге «Сказание о «Сибирякове» адмирал А.Г. Головко, - ледокольный пароход «Александр Сибиряков» выглядел просто жертвой. Но в Арктике находилось много советских судов, которым угрожала встреча с «Шеером». Сибиряковцы понимали, что от них зависело задержать на какое-то время вражеский корабль, оповестить о нем всю советскую Арктику. Они понимали, что могут сделать это лишь ценой собственных жизней. И они без колебаний пошли на верную гибель… Нельзя сравнить бой «Шеера» и «Сибирякова» с поединком между Голиафом и Давидом. Нельзя даже говорить всерьез о бое или поединке. Более уместно сравнить действия сибиряковцев с подвигом Александра Матросова?. Только это был коллективный подвиг и тем он особенно дорог…» /Новиков Л.А., Тараданин А.К., 1961. Эл. источник/.

18 сибиряковцев, находящихся в уцелевшей шлюпке, были подобраны катером с «Адмирала Шеера» и попали в плен??, 80 - погибло (об этих потерях советскому командованию стало известно только в 1945 г.) и только кочегару П.И. Вавилову удалось сначала на бревне, а затем на полузатопленной шлюпке добраться до острова Белуха. С него он был снят спустя 37 суток полярным летчиком И.И. Черевичным. Кочегар первый рассказал о подвиге и гибели экипажа «Александра Сибирякова». Вскоре после этого П.И. Вавилов за проявленное мужество был награжден медалью Нахимова – флотским аналогом медали «За боевые заслуги»???.

В предполагаемый район гибели ледокольного парохода «Александр Сибиряков» командованием Северного флота были посланы самолеты ледовой разведки. Они летали ежедневно в течение недели, но результатов не дали – каких-либо следов на поверхности моря, характерных для потопления, обнаружено не было. Кстати заметим, что в 2007 г. группой энтузиастов были организованы поиски останков погибшего ледокольного парохода «Александр Сибиряков», однако они успехом также не увенчались.

Окрыленный легкой победой над «Александром Сибиряковым» командир крейсера «Адмирал Шеер» решил атаковать порт Диксон. Как позже стало известно, он намеревался высадить туда десант и при поддержке огнем орудий крейсера уничтожить порт, склады, базу полярной авиации, захватить радиостанцию и геофизическую обсерваторию. Эта акция могла бы серьезно затруднить плавание советских караванов судов по Северному морскому пути. Однако нападение германского крейсера, благодаря предупреждению с ледокольного парохода «Александр Сибиряков», не было неожиданным. Штаб морских операций Западного района Арктики организовал германскому рейдеру достойную встречу, и тот, обстрелянный береговой и морской артиллерией, был вынужден уйти на запад, так и не выполнив возложенные на него задачи в рамках секретной операции «Вундерланд» («Страна чудес»)?.

22 ноября 1942 г. приказом начальника Главсевморпути погибший ледокольный пароход «Александр Сибиряков» был исключен из состава флота Архангельского морского арктического пароходства Главсевморпути, а 30 декабря были исключены из списков пароходства члены экипажа парохода как «без вести пропавшие». В то же время в сохранившейся в Российском государственном архиве Военно-морского флота учетной карточке №76126909 картотеки безвозвратных потерь записано: «Кочарава Анатолий Алексеевич??… Воинское звание - лейтенант… Наименование части - ЛД-6 Беломорской военной флотилии… (судя по этой записи исходные данные карточки составлялись до 6 мая 1942 г. – Гл.). Занимаемая должность - командир… Уроженец г. Сухуми… Год рождения - 1910 г. (28 августа – Гл.) … Партийность - беспартийный… Национальность - грузин… Социальное положение - рабочий… Время и причина выбытия - погиб 25.8.1942 г. … Где похоронен - в море… По приказу начальника командного управления ВМФ №0330- 1942 г. числится погибшим - 7.10.1942 г.» /Полярная энциклопедия. Эл. источник /.

После окончания войны 13 сибиряковцев были освобождены советскими войсками из плена и возвратились на Родину, остальные погибли в фашистских застенках. Выживший командир ледокольного парохода «Александр Сибиряков» А.А. Качарава (в плену сибиряковцы его не выдали и называли профессором-полярником) после проверки и реабилитации был награжден орденом Боевого Красного Знамени. Церемония награждения состоялась в Кремле, награду земляку вручил сам «вождь и учитель всех народов» И.В. Сталин?.

29 апреля 1961 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР «за мужество и стойкость» члены экипажа Краснознаменного ледокольного грузового парохода «Александр Сибиряков» Н.Г. Бочурко, С.Ф. Никифоренко, З.А. Элимелах были награждены орденами Отечественной войны II степени, а И.А. Алексеев, С.И. Герега, И.Ф. Копылов, А.Т. Павловский и Ф.В. Седунов - орденами Красной Звезды. Награждены были как погибшие, так и оставшиеся в живых.

28 апреля 1965 г., в преддверие 20-летия Победы советского народа над фашисткой Германией в Великой Отечественной войне, приказом командующего Краснознаменным Северным флотом было предписано: «Для отдания воинских почестей героизму, мужеству и самоотверженности моряков-североморцев на местах их героических боев определить координаты мест боевой славы: широта 76 градусов северная, долгота 91 градус 31 минута восточная. Здесь 25 августа 1942 года пароход «Александр Сибиряков» дрался с немецким крейсером «Адмирал Шеер». Пароход погиб, флага не спустив... Всем кораблям, проходившим объявленные координаты мест боевой славы, приспускать флаги, подавать звуковые сигналы...» /Тихомиров B. Эл. источник/.

Легендарный «Александр Сибиряков» и его героический экипаж были увековечены на географических картах, в наименованиях кораблей торгового флота. Так, в честь сибиряковцев были названы острова в Карском море и пролив к северу от острова Диксон, имя ледокольного грузового парохода получили банка (отмель) близ Новой Земли в Баренцевом море и гора на Земле Эндерби в Антарктиде, на острове Белуха сооружен 18-метровый маяк-памятник в виде бетонной башни.

В 1945 г. название «Сибиряков» получил переданный из Финляндии по репарациям пароход-ледокол «Йяэкарху». В 1989 г. в Гданьске (Польша) по заказу СССР было построено грузовое судно «Александр Сибиряков» (с 1995 г. – «ALEKSANDR SIBIRYAKOV»).

Грузовое судно «ALEKSANDR SIBIRYAKOV»

Капитан дальнего плавания А.А. Качарава в послевоенное время закончил Ленинградское высшее морское училище имени С.О. Макарова, ходил в арктические моря на судах Мурманского морского пароходства: ледокольном пароходе «Леваневский», дизельном электроходе «Байкал», в течение 10 лет был капитаном парохода «Тбилиси». С 1967 г. по 1979 г. работал начальником Грузинского морского пароходства. За трудовую доблесть он был награжден многими орденами и медалями.

Анатолий Алексеевич Качарава был не только настоящим профессионалом, но и обаятельным, интересным человеком. Он выделялся своей эрудицией, широким кругозором, свободно владел английским, французским и немецким языками. Завершил свой жизненный путь командир «Александра Сибирякова» 8 мая 1982 г. Его похоронили во дворе Батумского мореходного училища. В прежние годы курсанты этого училища принимали присягу у его могилы /Дмитриева Е. Эл. источник/.

В честь легендарного капитана названы улица в Батуми и танкер постройки 1984 г. – «Капитан А.Качарава».

 

Литература и электронные источники

  1. Бурков Г.Д. Война в Арктике. М., 2011.
  2. Глушков В.В. Ледокольный флот / В кн. Транспорт в годы Великой Отечественной войны. Исторические хроники. М., 2010.
  3. Головко А.Г. Вместе с флотом. М., 1979.
  4. Бадигин К.С. На морских дорогах. http://www.modernlib.ru/books/badigin_konstantin_sergeevich/na_morskih_dorogah/read/
  5. Вейхман В. Там, среди шумного моря. http://sea-proza.ucoz.ru/index/tam_sredi_shumnogo_morja/0-6.
  6. Дмитриева Е. Качарава - судьба капитана. 2007. http://www.b-port.com/smi/2/3064/58393.html.
  7. Морозов М. Операция «Вундерланд». http://navycollection.narod.ru/battles/WWII/wunderland/wunderland.htm/
  8. Новиков Л. А., Тараданин А. К. Сказание о «Сибирякове». 1961. http://militera.lib.ru/prose/russian/novikov_taradanin/index.html
  9. Полярная энциклопедия. http://polarpost.ru/forum/viewtopic.php?f=4&t=2718#p21672.
  10. Тихомиров B. «Туман» сражается до конца. http://flot.com/publications/books/shelf/heroicships/110.htm/.
  11. Фронт вдали от фронта. http://clck.yandex.ru/.

Copyright ©2005 "Армия и Флот"