«Армия и Флот»

Всероссийский общественный,
военно–литературный журнал.

основан в 1914 году

(электронная версия журнала зарегистрирована в
Росохранкультуре, свидетельство о регистрации
средства массовой информации Эл ФС77-27548
от 14 марта 2007 года)

ЗАДАЧИ ЖУРНАЛА:
• Способствовать единению общества, культуры и армии России.
• Способствовать всестороннему взаимному ознакомлению и единению различных родов войск Вооруженных Сил России.
• Дать широкий простор мысли, направленной на благо армии и флота.
• Пробуждать интерес к военному делу и военной истории России.
• Отражать состояние дел в военно-промышленном комплексе России.
• Содействовать сохранению и развитию военно-исторического, историко-культурного, государственного наследия и безопасности России.
• Знакомить с положением военного дела за рубежом.

ИСТОРИЧЕСКАЯ ПОБЕДА РОССИИ НАД НАПОЛЕОНОВСКОЙ ЕВРОПОЙ В 1814 ГОДУ
К 193 –ей годовщине окончания 1-ой общеевропейской войны.

31 марта 2007 года исполняется 193 года со дня взятия Парижа и вступления в него войск России и её новообразованных союзников. Империя Наполеона была повержена. Талантливый, но крайне агрессивный корсиканец, взбаламутивший всю Европу (если не мир в целом), нашёл достойный его приют в заточении на острове Эльба. В чём же причина появления такой личности на европейском политическом Олимпе? Могла ли другая страна Европы дать миру подобного деятеля? И если могла, то почему мы о них не знаем? Вопросов немало. И ответить на них непросто.

Французская революция с её поклонением гильотине не могла, в конце концов, не исторгнуть из своего кровавого жерла государственника. Таким государственником, способным остановить самоуничтожение народа Франции и выстроить конструктивную перспективу её развития, стал Наполеон. Ему удалось развернуть энергию беснующегося народа, спровоцированного экономической экспансией активизирующейся буржуазии и потрясением основ христианского вероисповедания, в сторону внешних обстоятельств: в геополитические дебри межгосударственных противоборств.
Дав новую концепцию государственного устройства и выстроив буржуазный правовой механизм его самосохранения, диктатор посчитал возможным навязывать такой подход и другим странам.
Нельзя не видеть главного: в сложившихся во Франции обстоятельствах традиционные религиозные мировоззренческие каноны своими "заповедными" принципами мешали нарождающемуся менталитету и чувству самодостаточности экономически озабоченного обывателя, мешали развитию нового класса - буржуазии. Практически, вопросы нравственности, любви к ближнему и дальнему срывали многочисленные сделки, где на "кону" стояли материальные блага, которые, казалось бы, и являются целью благоденствующего общества. В результате приоритет Божественных заповедей над имущественным и юридическим правом был объявлен Наполеоном диким варварским пережитком, а страны, следующие ему, будучи, очевидно, экономически более или менее бедными, - варварскими.
Серьёзный удар по человеческому мировосприятию в конце XYIII – начале XIX века, основанном на религиозном мировоззрении общества, был нанесён ещё революционными событиями во Франции и сопровождавшими их кровавыми мистериями, характерными, видимо, для всех революций. При этом Помазанники Божьи - короли и цари были объявлены простыми смертными. Головы их отделялись от ножа гильотины, так же как и у всех. Это было проверено!
Безусловно, Наполеон был осторожен и открыто не выражал своего отношения к религии. Он понимал устойчивость религиозного мироощущения и инерцию традиционного уклада в массах населения. Более того, нередко он использовал это свойство мировосприятия и поклонения души человека, а также конфессиональные структуры в своих личных целях, решая свои частные задачи, в том числе и задачи военного превосходства над противником, упрочения буржуазного менталитета и буржуазной государственности. Об этом свидетельствуют его взаимоотношения с Ватиканом и многогранная другая деятельность. Впрочем, в этом деле он был далеко не единственным, и, конечно, не первым политиком, эксплуатирующим религиозные чувствования народов. Надо признать, что мотивация каждого поступка Наполеона, каждого политического действия или движения его армий, процессов в общественных слоях стран Европы, не всегда может быть чётко увязана с духовно-нравственным содержанием общественной жизни и побудительными механизмами поступков исторических деятелей. Нередко, только, зная результат всей деятельности, можно искать и находить её побудительные причины.
Сегодня, таким образом, вполне можно согласиться с выводом ряда исследователей, что в итоге противостояние России и Франции, противостояние России и наполеоновской Европы вылилось в противостояние различающихся духовно-нравственных парадигм. Традиционные духовно-нравственные ценности общественной жизни, которым, в той или иной степени, следовало российское общество, вступили в противоречие с новыми ценностными установками, так называемого, свободного, а на самом деле зависимого от рынка, торгашеского буржуазного мировоззрения, имеющего, впрочем, также довольно древние и устойчивые корни в известных человечеству культурах. Хорошо известно историкам, что это противостояние между наполеоновской Францией и соседними странами Западной Европы было не столь ярким, поскольку в них главенствовали близкие по буржуазному мировосприятию с Францией «рыночные» идеи общественной жизни. Поэтому-то ключи от их городов столь услужливо вручались наполеоновским генералам.
Объективно здесь, конечно, следует отличать мировосприятие власть имущих и мировосприятие простого народа, которое не имело возможности себя защитить. Другое дело - Россия, где, по всей видимости, крепостнический уклад и бедность подавляющей части населения позволили сохранить первозначимость православного вероисповедания у подавляющей массы населения. В тот исторический период в России во всех слоях общества присутствовало уважение к его институту - Русской Православной Церкви и доверие к Помазаннику Божьему - на тот исторический момент императору Александру I, получившему, кстати, после яркой и полной победы в 1814 году приставку - Благословенного. Как свидетельствует А.С. Пушкин в повести "Рославлев", именно после воззвания Александра I Россия поняла степень угрозы её традиционной культуре и поднялась "всем миром" против армии "двунадесяти языков", возглавляемой Наполеоном[1].
Наличие своеобразного глубокого духовно-нравственного чувствования и мировосприятия в русском народе и преимущество его в столкновениях с неприятелем отмечал 130 лет назад русский учёный-энциклопедист автор известного сегодня труда "Россия и Европа" Николай Яковлевич Данилевский. "Русское народное движение 1812 года не было собственно пробуждением народного духа, потому что в русском народе он никогда и не спал в национально-политическом отношении" - писал он[2]. Безусловно, имеется в виду духовное мироощущение в глубине народных масс, а не в поверхностном слое дворянства и придворной аристократии, который, кстати, составлял основу класса собственников и имел значительную материальную мотивацию. Иные из его представителей ещё в начале 1812 года отзывались о Наполеоне вполне лояльно, будучи на их "просвещенный" взгляд вполне материалистами. Во всяком случае, заражённые «рыночным» материализмом именно из Европы, в большей части из Франции, где авторитет Вольтера, Дидро и им подобных материалистов был безусловен, а их концептуальные целеустремления свободы личности казались вполне прогрессивными[3].
Однако, по мере развития агрессии Наполеона и реакции не неё широких народных масс псевдопрогрессивная, где то наивная, а в какой то своей части даже своекорыстная мотивация мнения дворян о Наполеоне[4] сменилась полным идейным отторжением навязываемой им идеологии и даже ненавистью к самой личности Наполеона как самоуверенному властолюбцу и врагу Отечества[5].
Здесь следует сказать, что духовно-нравственное содержание общественных взаимодействий в значительной степени определяет способность общества к устойчивости, защите святоотеческого уклада, общественных духовных и материальных ценностей от внешнего агрессора. Это отмечали многие исследователи. Так, говоря о причинах традиционных успехов русской армии в XYIII - XIX веках, Данилевский писал: "...нравственным духом, самоотверженностью обладали русские в степени несравненно большей нежели их противники, кто бы ими не предводительствовал - Карл, Фридрих или Наполеон, обладали в такой степени, что эта сила перевешивала все преимущества, бывшие на стороне наших неприятелей"[6]. Хорошо известно в военной истории, что в некоторых случаях российские потери превышали потери изощрённого в военном искусстве или обладающего особой техникой противника. Но общий успех в сражениях или военных кампаниях был обычно на нашей стороне. Иногда для этого требовалось исключительное и даже массовое самопожертвование. По-существу, Данилевский объясняет причины наличия этого качества духовной связью русской армии с гражданским обществом, с населением страны. Он писал: "...нравственный же дух войска, а, следовательно, и населения, из которого оно набирается, - главная сила, в конце концов решающая успехи войн, и которой русские обладают по свидетельству истории в высшей степени, - принадлежит к постоянным, коренным свойствам народным, которые не могут быть ни приобретены, ни изменены чем бы то ни было... Присоединив к этому возможность возвести эти, всегда присущие русскому народу свойства до степени дисциплинированного энтузиазма или героизма, тогда как противники наши лишены этой возможности и по неправоте, и отвлечённости интересов, которые придётся им защищать, - мы увидим, что превосходим их в этом деле духовною силою, за которою всегда остаётся победа в последнем результате"[7].
Таким образом, именно духовные качества русского народа, а не мороз или стратегические ошибки самого Наполеона и его маршалов стали действительной причиной гибели 608-тысячной наполеоновской армии в России и, в конце концов, взятия Парижа русскими войсками вместе со вновь обретёнными союзниками из предприимчивой Европы.
Нередко задаются вопросом: "Что было бы, если бы М.И. Кутузову удалось убедить императора Александра I в тщетности похода в Европу, убедить принять решение закончить войну на Березине, то есть изгнанием неприятеля только из России?". Надо полагать, что в этом случае неугомонный Бонапарт продолжал бы ещё долго истощать Францию, всю Европу, и тем более великодушную Россию... Пока не наступила бы аналогичная развязка, но с более тяжёлыми для России и всей Европы последствиями. Другое продолжение могла иметь история, если бы после кровавого Бородинского сражения Наполеон осознал тщетность его похода в Россию, на Москву и, вернувшись в Европу и Францию, отдал природой данный ему талант мирному строительству новой Европы и Франции, их духовному и экономическому процветанию. Однако это уже был бы не тот Наполеон, которого знает историческая наука, оценивающий жизнь своих маршалов денежным эквивалентом[8] и презирающий рядовых солдат[9], неумеренно властолюбивого и амбициозного безбожника.
Заметим, с сожалением, что плодами победы над Наполеоном европейские народы воспользовались так же по-торгашески, как и плодами своего недавнего поражения с вручением ключей неприятелю. Однако, это, отнюдь, не умаляет роли и значения в исторической победе России в целом, её императора Александра I и каждого русского офицера и солдата, всего русского народа в историческом акте - победе духовного, нравственно чистого над буржуазно-расчётливым, корыстным, что несла в себе позиция и геополитическая стратегия Наполеона.
Таким образом, по существу, новая идеологическая платформа буржуазной свободы, распространяемая Наполеоном, фактически свободы от совести, от страха Божьего наказания за грехи не выдержала испытания на прочность в столкновении с традиционной глубинной духовной культурой русского народа.
Несмотря на безобразное мародёрство французов и их союзных войск, оскорбление и направленное уничтожение православных храмов[10], когда к тому не было никаких оснований, взрыв святыни русского народа - московского Кремля по прямому приказу Наполеона[11], вывоз в качестве рабов крестьян, женщин и детей в "цивилизованную" Европу [известен случай? когда пленённые французами 600 женщин с детьми заживо замёрзли запертые в амбаре вблизи Березины[!,12], русские армии не ответили подобными же бесчинствами в Европе и тем более в Париже. Замечательно высказывание участника героических событий и автора известных воспоминаний о военной кампании с Наполеоном в 1812 году Фёдора Глинки. Он ставит Наполеона на одну доску с монгольским ханом Батыем: "Батый и Наполеон по кровавому морю хотели приплыть к храму славы. Но кровь пролита, а храм славы заперт для них. Их мавзолей - проклятие народов!"[13].
Взятие Парижа 19 марта 1814 года (31 марта по н.ст.) явилось апофеозом нравственного подвига русских армий! Подвигом признанным, но не популяризируемым в чванливой Европе! А ведь в этой военной операции наши потери составили около 6 тысяч человек. Отсутствие мародёрства, грабежей, оскорбления святынь народов Европы и, в частности, Франции, насилия со стороны русских частей доказывает бескорыстность и искреннюю жертвенность освободителей. Кроме казацких требований в ресторанном обслуживании: "Быстро! Быстро!" и связи с женским населением Франции (русские и зарубежные историки отмечают, заметим, такого рода связи в России с, казалось бы, пленёнными французами!], историкам-французам и вспомнить то нечего. Несостоятельными представляются отдельные "крики" о мародёрстве, которые, надо полагать, бессовестно инициировались у местного населения ещё небезызвестным политическим спекулянтом Тайлераном и его преспешниками, чтобы обратить в свою пользу решения Венского конгресса. Так, хорошо известно, что русские войска дислоцировались в установленных для них местах и все расходы за постой несли за свой счёт. Точнее за счёт средств, выделяемых из государственной казны. Однако эти средства были весьма ограничены и даже недостаточны. Иные из командиров полков потерпели в результате длительного постоя в Европе значительные убытки, а иные были и вовсе разорены, закладывали имения, чтобы расплатиться с долгами. Безусловно, такая духовно-нравственная политика проводилась и активно поддерживалась императором Александром I в противовес наполеоновской политике безнравственного своекорыстия и бездуховности в армии, политике мародёрства и безграничного грабежа победителем побеждённого.
Оценила ли этот подвиг Франция? Оценила ли Европа тот подарок, который преподнесла ей крепостная, но духовно чистая Россия? Скорее всего, нет. Иначе не было бы последующих 100 дней Наполеона, не было бы нынешнего забвения благородных уроков истории, не было бы высокомерного и в то же время боязливого противостояния русской культуре и государственности во всех формах общественного взаимодействия Европы и России.
Не знает Европа чувства благодарности и за разгром Советским Союзом (читай - Россией!) германского фашизма, построившего свою идеологию также на приоритете бездуховного разума (с его основополагающей, в корне своём, экономической идеей - нацистской формой передела жизненных пространств и собственности) над христианскими истинами.
В вышеупомянутом труде "Россия и Европа" Н.Я. Данилевский отмечал, что в отношениях с другими этносами и народами "избыток нравственности может быть даже вреден общности как и её недостаток". Он имел ввиду необходимую толику общественного эгоизма, рациональности при взаимодействии с другими народами, духовно-нравственные ценности которых постепенно выродились в меркантильное стремление к материальной "пользе" и "выгоде", национальное чванство и уверенность во вседозволенности. Русский философ относил это прежде всего к истории отношений России с европейскими странами в ХIХ веке после взятия Парижа и капитуляции Франции.
Сегодня, обосновывающие свою деятельность на рыночной идеологии свободы купли-продажи и основанном на ней юридическом праве, магнаты Европы и их достойные ученики в США, Японии, Китае и других странах мира опутывают население планеты всё новыми и новыми экономическими "интересами", набивая свои карманы и даже "покупая" власть придержащих в "заинтересовавших" их странах [14]. Они, деградировав и принуждая к такой же деградации другие народы и их правительства, пренебрегают единственно правильными духовными путями объединения всего населения планеты и построения справедливой, а потому и здоровой, общественной структуры, создающей условия для полноценного развития всех групп и слоёв населения и объединяющего это население Земли перед лицом экологического и демографического кризисов, терроризма, внешней космической угрозы и т.д..
Неужели ещё раз прийдётся "заступникам России" [выражение А.С. Пушкина, 15] принять очищение "Бородинской битвой", а затем, может быть, и снова "брать Париж", чтобы спасти, казалось бы, процветающую европейскую цивилизацию от последствий реализации сегодня бездуховной экономической доктрины, приводящей человечество к постепенно развивающемуся вырождению и гибели?
ПРИМЕЧАНИЯ И ИСТОЧНИКИ :
1. Вот как он пишет о реальном воздействии этого фактора на общество: "Вдруг известие о нашествии и воззвание Государя поразили нас. Москва взволновалась. Появились простонародные листки графа Растопчина; народ ожесточился...". Цит. по книге "Недаром помнит вся Россия..." Сборник. Сост. Левченко В.Г. и Володин В.В., М.: Молодая гвардия, 1987, с.51. В повести Пушкин показывает последовательность событий и характер нравственных и духовных изменений в дворянском обществе, что заслуживает специального внимания историков и специального исследования.
2. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С.-Петербург: Глаголъ, 1995, с.210.
3. Недаром Екатерина II почувствовала угрозу русскому мировосприятию и, соответственно, русскому самодержавию со строны предельно рационального европейского мышления.
4. Об отличиях взглядов на личность Наполеона в период 1812 года свидетельствует диалог Перовского с Тропининым. Фрагменты диалога приводятся см. в книге "Недаром помнит вся Россия..." Сборник. Сост. Левченко В.Г. и Володин В.В., М.: Молодая гвардия, 1987, с.22-25.
5. Интересна переписка К.Н.Батюшкова и К.Н. Гнедича, в которой Батюшковым ярко выражена ненависть к Наполеону и его армии. См. фрагмент его письма в книге "Недаром помнит вся Россия..." Сборник. Сост. Левченко В.Г. и Володин В.В., М.: Молодая гвардия, 1987, с.174-175.
6. Данилевский Н.Я. Россия и Европа. С.-Петербург: Глаголъ, 1995, с.395.
7. Там же, с.396.
8. Характерным является высказывание Наполеона о маршале Нее. По свидетельству Сегюра, он при бегстве из России " в двух милях от Орши, узнал,что Ней появился снова...и...воскликнул:"...Я отдал бы триста миллионов из своей казны для того, чтобы откупиться от потери такого человека". См. в книге "Недаром помнит вся Россия..." Сборник. Сост. Левченко В.Г. и Володин В.В., М.: Молодая гвардия, 1987, с.218.
9. Наблюдая тонущих и умирающих в ледяной воде при переправе через Березину французских солдат, Наполеон равнодушно отметил, что они похожи на жаб. О характере Наполеона см. воспоминания Ц.Ложье и других его современников.
10. Только в одном Боровском уезде Калужской губернии было разграблено и сожжено 42 православных храма. См. Мельникова Л.В. Русская Православная Церковь в Отечественной войне 1812 года. М.: Стретенский монастырь, 2002, с.165.
11. По свидетельству Сегюра: "23-го октября, в половине второго ночи, воздух был оглашён ужасным взрывом;....Мортье выполнил приказ императора: Кремля не стало. Во все залы царского дворца были заложены бочки с порохом, точно так же, как и под своды, находившиеся под дворцом". См. фрагмент его воспоминаний в книге "Недаром помнит вся Россия..." Сборник. Сост. Левченко В.Г. и Володин В.В., М.: Молодая гвардия, 1987, с.161.
12. По свидетельству В.Левенштерна: "...В одной риге было заперто 500 или 600 женщин, взятых при переправе через Березину. Они провели в этой риге несколько дней без пищи, и так как в это время настали сильные морозы, то в живых осталось всего восемь женщин; матери и дети погибли вместе". См. "Недаром помнит вся Россия..." Сборник. Сост. Левченко В.Г. и Володин В.В., М.: Молодая гвардия, 1987, с.228.
13. Глинка Ф.Н. Письма русского офицера. М.: Правда, 1990, с.106.
14. О необходимости нового взгляда на общественное жизнеустройство, используя концептуальное ядро труда Н.Я. Данилевского "Россия и Европа", и геополитическое противостояние в современном мире см. статью Шуринова А.С. Чем живы будем..., М.: Ж. "Природа и человек. Свет.", №10, 2003, с.2обл.,18-20.
15. Цит. по книге "Недаром помнит вся Россия..." Сборник. Сост. Левченко В.Г. и Володин В.В., М.: Молодая гвардия, 1987, с.50 - 52.

Член Совета Общества потомков участников Отечественной войны 1812 года, действительный член Историко-родословного Общества г. Москвы и Российского Дворянского собрания, член правления Народного Пушкинского Фонда, директор Историко-просветительского Центра семейно-родовой культуры и т.д.
Шуринов Александр Сергеевич, адрес: 127591, г. Москва, ул.Дубнинская,д.50,кв.80.
Тел.(495) 485-21-82 или
8. 916. 424-47-46 (моб.),
E-mail: A.C. Shurinov@mail.ru


Copyright ©2005 "Армия и Флот"