«Армия и Флот»

Всероссийский общественный,
военно–литературный журнал.

основан в 1914 году

(электронная версия журнала зарегистрирована в
Росохранкультуре, свидетельство о регистрации
средства массовой информации Эл ФС77-27548
от 14 марта 2007 года)

ЗАДАЧИ ЖУРНАЛА:
• Способствовать единению общества, культуры и армии России.
• Способствовать всестороннему взаимному ознакомлению и единению различных родов войск Вооруженных Сил России.
• Дать широкий простор мысли, направленной на благо армии и флота.
• Пробуждать интерес к военному делу и военной истории России.
• Отражать состояние дел в военно-промышленном комплексе России.
• Содействовать сохранению и развитию военно-исторического, историко-культурного, государственного наследия и безопасности России.
• Знакомить с положением военного дела за рубежом.

КРАТКАЯ 300-ЛЕТНЯЯ ИСТОРИЯ
ГЛАВНОГО ВОЕННОГО КЛИНИЧЕСКОГО ГОСПИТАЛЯ
ИМЕНИ АКАДЕМИКА Н.Н. БУРДЕНКО В ИМЕНАХ И ЛИЦАХ

25 мая (старого стиля) 1706 г., в истории отечественной медицины произошло, без преувеличения, одно из наиболее знаменательных событий. В этот день Петром I на имя боярина Ивана Алексеевича Мусина-Пушкина был дан указ «…Построить за Яузой-рекою против Немецкой слободы в пристойном месте гошпиталь для лечения болящих людей. А у того лечения быть доктору Николаю Бидлоо, да двум лекарям…, да из иноземцев и из русских, изо всяких чинов людей, - набрать для аптекарской науки 50 человек…». Так в России было основано первое государственное лечебное и медицинское учебное учреждение - ныне Главный военный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко.


В заглавной статье «Московского листка» от 18 ноября 1907 г., посвященной 200-летию госпиталя, о состоянии медицины в период, предшествующий этому событию, сказано так: «До этого времени все на Руси – от холопа до думного боярина включительно – лечились только у знахарей, а наезжавшие временами иностранные врачи пользовались некоторым вниманием только при царском Дворе, да и тут к ним относились большей частью с недоверием и подозрительностью… Сознавая, что подобное отношение к заморским врачам явилось результатом не только недоверия темных масс к наукам, но и следствием иностранного происхождения врачей, Великий Петр решил, возможно скорее создать свою русскую больницу, которая была бы не только местом врачевания, но и первой школой для русских врачей».
Примечательно, что, выполняя высокую историческую миссию, Главный госпиталь стал не только родоначальником российской государственной медицины, но и колыбелью отечественной медицинской науки.
Признанием этого факта является поздравительная телеграмма Императорского московского университета, поступившая в 1907 г. в адрес Главного (тогда – Московского) военного госпиталя в связи с его 200-летним юбилеем: «Императорский Московский Университет приветствует Московский Военный Госпиталь – первую медицинскую школу в России. Создание Великого Петра, творение родоначальника русской медицинской науки Бидлоо, Московский Военный Госпиталь – старший собрат Московского Университета. Старейший русский университет шлет своему маститому предшественнику в области преподавания медицины горячий привет, сердечные пожелания дальнейшего развития и широкого процветания».
О вкладе сотрудников Главного госпиталя в становление и развитие отечественной медицины свидетельствуют следующие факты.
Так, например, первый отечественный учебник по медицине «Наставление для изучающих хирургию в анатомическом театре» был написан в 1710 г. Николаем Ламбертовичем Бидлоо, лейб-медиком императора Петра I, основателем Главного госпиталя и первым директором созданной одновременно с госпиталем медицинской школы.
Эта книга дополняла знания, которые ученики получали в анатомическом театре, анатомическом музее, ботаническом фармацевтическом саду и аптекарском огороде госпиталя, а также во время практической работы в качестве помощников лекарей. В той связи важно подчеркнуть, что анатомический театр Главного госпиталя стал первым анатомическим театром в России, и в нем Петр I «сам при разнятии мертвых тел многократно присутствовал».
Книга, написанная на латыни, состоит из 4–х частей, разделенных на 129 глав и 8 указателей. О научном и практическом содержании книги можно судить по названиям некоторых разделов: «Об операциях на конечностях», «Об ампутации предплечья», «Об операциях и перевязывании переломов во всем теле», «О перевязывании и закреплении вывихнутых костей», «Об операциях извлечения». В нескольких главах приводится описание хирургических особенностей строения матки и плаценты, техники рассечения пуповины и выполнения кесарева сечения. Важно, что в книге представлен также опыт, полученный в ходе Северной войны, которую Россия вела со Швецией за выход к Балтийскому морю.
Первый выпуск лекарей, получивших образование на родине – в медицинской школе Главного госпиталя, - состоялся в мае 1712 года и уже первые 4 выпускника - Степан Блаженев, Иван Беляев, Егор Жуков, Иван Орлов – в звании лекарей и подлекарей были направлены на Балтийский флот. Тем самым начало становления отечественной системы медицинского образования фактически совпало с зарождением отечественной системы подготовки военных врачей.
Наилучшим свидетельством качества подготовки лекарей в медицинской школе госпиталя является письмо Николая Бидлоо Петру I: «Я лучших из сих студентов рекомендовать не стыжусь, ибо они не только имеют знание одной или другой болезни, которая на теле приключается и к чину хирурга надлежит, но и генеральное искусство о всех тех болезнях от главы даже до ног с подлинным обучением, как их лечить».
Историческое значение личности Н.Л. Бидлоо состоит также в том, что, изначально объединив процессы лечения и обучения, он фактически заложил основы клинической медицины в современном ее понимании.
Говоря о роли Главного госпиталя и его медицинской школы, необходимо подчеркнуть, что на протяжении 26 лет эта школа была единственным в России медицинским учебным заведением, а, учитывая, что подготовка лекарей для армии в то время осуществлялась только в России, основополагающая роль этой школы становится еще более значимой.
В 1738 г. (после кончины Н.Л. Бидлоо) указом императрицы Анны Иоанновны главным доктором Главного госпиталя и директором госпитальной школы был назначен Лаврентий Лаврентьевич Блюментрост.
Применительно к личности Л.Л. Блюментроста особого внимания заслуживает тот факт, что еще в бытность лейб-медиком Петра I именно он подготовил проект создания Российской академии наук, а после ее образования в 1725 г. был избран первым ее президентом.
Главным госпиталем Л.Л. Блюментрост руководил в течение 17 лет, до 1755 г.
В 1754 г. он одновременно стал первым куратором открывающегося Московского университета и подготовил проект его создания, вошедший в дальнейшем в проект Ломоносова-Шувалова.
Павел Захарович Кондоиди, архиатр и президент Медицинской канцелярии, а также лейб-медик императрицы Елизаветы Петровны способствовал организации первой в России медицинской библиотеки, предложил большие и разумные изменения в преподавании и структуре медицинских школ, ввел научно-врачебные собрания (прообраз нынешних медицинских конференций), ввел русскую номенклатуру болезней, организовал делопроизводство Медицинской канцелярии на русском языке.
В этой связи важно отметить постоянную заботу П.З. Кондоиди и о дальнейшем развитии Главного госпиталя.
Например, в 1754 г. он провел через Святейший синод решение о комплектовании госпитальной школы Главного госпиталя (а также созданных к тому времени госпитальных школ при Петербургских адмиралтейском и сухопутном и Кронштадском морском госпиталях) выпускниками духовных семинарий. Это способствовало тому, что врачебному делу стали обучаться достаточно грамотные и способные к наукам люди.
В этом же, 1754 г., (учитывая, в том числе, и почти 50-летний опыт работы анатомического театра Главного госпиталя) П.З. Кондоиди провел через Правительствующий Сенат постановление о вскрытии трупов умерших в госпиталях, что способствовало организации в России прозекторского дела.
Забота П.З. Кондоиди о развитии первенца отечественной медицины способствовала тому, что в 1755 г., в год создания Московского университета, в Главном госпитале было развернуто 700 коек, а в 1756 г., в связи с началом Семилетней войны (1756-1763), - уже 1000.
Стараясь сделать все, чтобы медицину в России начали представлять «природные россияне», П.З. Кондоиди добился, чтобы в 1756 г. выпускнику госпитальной школы Н.Г. Ножевщикову было впервые присвоено звание «главного лекаря». В этой связи стоит отметить, что указанного звания он был удостоен лишь на 23 году службы, хотя имя его в то время было уже достаточно известно. В частности, именно он впервые выделил сибирскую язву как отдельную болезнь.
В 1757 г. по решению П.З. Кондоиди при Главном госпитале была создана первая в России школа «бабичева дела», положившая начало отечественной гинекологии. Возглавил ее Иоган Фридрих Эразмус, ставший основоположником этой науки в нашей стране.
Как сказано в упоминавшемся выше «Московском листке»: «Госпитальная школа при Кондоиди значительно расширила свои учебные программы. Было введено преподавание физиологии, патологии, акушерства, глазных болезней. Преподаватели получили первое звание профессоров. Введена была доцентура».
В этой связи следует особо подчеркнуть, что первым истинно русским профессором медицины в 1762 г. стал вернувшийся в Главный госпиталь выпускник госпитальной школы Константин Иванович Щепин. Его познания в области анатомии, физиологии и хирургии были столь значительны, что в последующем это дало основание В.А. Оппелю назвать К.И. Щепина «предтечей Н.И. Пирогова».
Кроме того, К.И. Щепин первым в России начал читать специальный курс о применении минеральных вод.
В историческом же плане особо важен тот факт, что именно К.И. Щепин первым начал преподавать медицину на русском языке. Несмотря на негативную реакцию немцев, занимавших в Медицинской коллегии почти все ключевые посты, общественный резонанс на это начинание послужил, по-видимому, одним из побудительных мотивов к тому, что в 1764 г. преподавание медицины на русском языке было введено официально. Особое значение этому факту придает то обстоятельство, что именно в этом году в Московском университете был открыт медицинский факультет.
Петр Иванович Погорецкий, сменивший К.И. Щепина в 1764 г., предложил обширный проект, направленный на расширение и углубление медицинского образования в России.
Проект П.И. Погорецкого предполагал:
- обучение учеников госпитальных школ клинической практике, то есть введение клинического преподавания;
- обеспечение учеников, заканчивающих обучение, учебниками;
- регулярное пополнение школ медицинскими инструментами;
- улучшение и углубление преподавания физиологии и патологии как основ подготовки врача;
- выделение учеников, желающих заняться препарированием, для подготовки из них прозекторов.
Рассматривая вклад Главного госпиталя в развитие медицины середины-конца XVIII века, необходимо вспомнить также имена
К.О. Ягельского, А.Ф. Шафонского, Г.М. Орреуса и Д.С. Самойловича, заложивших основы отечественной эпидемиологии.
О Касьяне Осиповиче Ягельском – профессоре госпитальной школы в 1767-1775 гг.- известно, что во время эпидемии чумы в Москве 1770-1772 гг., унесшей за 2 года жизни более 60 тыс. жителей, именно он выявил очаг этой инфекции. В своем рапорте в московскую полицеймейстерскую канцелярию от 9 марта 1771 г. он об этом писал так: «…из всех обстоятельств видно по прилипчивости к другим, и что от нея многие умирают, вредна, о сем никакого сумнения не имею, в чем и рапортую».
Вспоминая об Афанасии Филимоновиче Шафонском - главном докторе Главного госпиталя с 1769 по 1776 г., возглавившем по приказу графа Григория Орлова медицинскую комиссию по борьбе с эпидемией чумы в Москве, - важно отметить, что в 1775 г. под его редакцией было издано «Описание моровой язвы, бывшей в столичном городе Москве с 1770 по 1772 год, с приложением всех для прекращения оной тогда установленных учреждений», которую историки считают одной из первых книг по медицине, написанных на русском языке.
Говоря о Густаве Максимовиче Орреусе, прикомандированном на период эпидемии чумы в Москве к Главному госпиталю, особо следует подчеркнуть, что именно он первый в России, по именному императорскому указу от 2 августа 1768 г., получил «докторский патент на пергаменте и с приложением императорской печати» - докторский диплом, за которым ранее отечественные лекари были вынуждены уезжать в европейские университеты.
Во время русско-турецкой войны (1768-1774), являясь генерал-штаб-доктором армии под командованием фельдмаршала П.А. Румянцева, в кампании 1770 г. Г.М. Орреус впервые организовал санитарно-эпидемиологическую разведку района боевых действий и разработал систему противочумных мероприятий, которые позволили предотвратить развитие эпидемии в войсках и сохранить их боеспособность.
Учитывая этот уникальный опыт, в сентябре 1771 г. Г.М. Орреус был включен в состав медицинской комиссии, боровшейся со свирепствовавшей в Москве чумой. Им был предложен ряд значимых мероприятий, позволивших победить болезнь.
Вклад Г.М. Орреуса в создание научных основ отечественной эпидемиологии наиболее полно представлен в его труде «Descriptio pestis quae Anno MDCCLXX in Iassia et MDCCLXXI in Moscva grassata est» («Описание чумы, свирепствовавшей в 1770 г. в Яссах и в 1771 г. в Москве»).
Особенно яркий след в истории отечественной медицины оставил штаб-лекарь Главного госпиталя (1771-1776) Даниил Самойлович Самойлович, включенный во время эпидемии чумы в Москве в состав комиссии, возглавляемой А.Ф. Шафонским.
Всемирную известность Д.С. Самойловичу принесли работы в области эпидемиологии. В частности, он стал одним из первых представителей естественнонаучного подхода к изучению больного и болезни и, отвергая миазматическую теорию происхождения чумы, настаивал на том, что эта болезнь распространяется посредством живого возбудителя. Определил продолжительность скрытого периода этого заболевания, описал симптомы болезни, внес много нового в ее лечение и профилактику. Именно
Д.С. Самойловичем первым в мире были предложены противочумные прививки.
Несомненной вехой в истории отечественной и мировой медицины является работа Д.С. Самойловича «Краткое описание микроскопических исследований о существе яду язвенного», в предисловии которой он писал: «Открыл то, что даже и самым посвященным в Европе испытателям не было известно». Поскольку эта работа была написана в 1792 г., несомненного внимания заслуживает тот факт, что, как пишет известный историк медицины Я.А. Чистович, (История первых медицинских школ в России, 1883): «В 1792 году доктор Самойлович состоял доктором в московском госпитале…».
Достижения Главного госпиталя в лечении раненых и больных, а также в деле подготовки врачей «из природных россиян» способствовали тому, что в соответствии с указом Сената от 15 июля 1786 г. «О способах для распространения врачебной части в России» госпитальная школа была преобразована в медико-хирургическое училище. Это училище хотя и получило свой специальный штат профессоров и преподавателей, тем не менее, осталось при госпитале. Преподавание анатомии, хирургии и физиологии в нем возглавил профессор Я.А. Риндер; ботаники, «материи медики» и химии – профессор Ф.Х. Стефен; патологии, терапии и повивального искусства – А.М. Шумлянский, который в этом же, 1786 г., защитил диссертацию «О строении почек», принесшую ему мировую известность. За заслуги перед мировой медициной имя Александра Михайловича Шумлянского присвоено капсуле почечного клубочка.
Что же касается исторической значимости факта создания при Главном госпитале медико-хирургического училища, то тут особенно важно привести цитату из упоминавшегося выше «Московского листка»: «По этому же проекту (утвержденному 15 июля 1786 г. – авт.) училище это получило впервые право давать врачам, по испытании и представлении сочинения, степень «доктора медицины». Медицинский факультет московского университета получил эту привилегию только в 1791 году».
В 1793 г. выпускник госпитальной школы 1767 г. Иван Иванович Виенн, будучи ученым секретарем Медицинской коллегии, организовал выпуск первого русского медицинского повременного издания «Записки российских врачей», которое по существу явилось первым отечественным медицинским журналом.
Для истории Главного госпиталя 1797 год памятен тем, что весной, в дни коронации, его посетил император Павел I, повелевший осуществить постройку новых каменных корпусов. Возведение этих корпусов, построенных по проекту Ивана Васильевича Еготова - ученика великих русских зодчих Баженова и Казакова, - было завершено в 1801 г. Это позволило расширить госпиталь до 1280 коек. В настоящее время эти корпуса, соединенные вместе по велению императора Александра I (посетившего госпиталь в 1823 г.) в виде большой буквы «П» в память об основателе госпиталя Петре I и своем отце, втором строителе госпиталя Павле I, являются визитной карточкой Главного госпиталя и относятся к числу наиболее значительных архитектурных памятников Москвы.
Тогда же, в 1797 г., профессором кафедры патологии и терапии медико-хирургического училища госпиталя Матвеем Христофоровичем Пекеном была впервые создана особая клиническая палата на 10 коек, предназначенная для обучения студентов у постели больного. Куратором ее был назначен Ефрем Осипович Мухин, прибывший в декабре 1795 г. на должность младшего доктора (доцента). В этой связи следует подчеркнуть, что эта палата стала фактически первой в России клиникой в современном ее понимании.
Применительно к личности Е.О. Мухина важно отметить, что с его именем связана целая эпоха в отечественной медицине.
Совмещая работу в госпитале (где он прослужил 23 года, до 1818 г.) с преподаванием в Московской медико-хирургической академии (в которую в 1799 г. было преобразовано медико-хирургическое училище при Главном госпитале), он написал труды, сделавшие его основоположником целого ряда направлений в медицине. В частности, в 1800 г. он защитил диссертацию «О стимулах воздействующих на живое человеческое тело», в которой изложил основы рефлекторной теории, развитой в дальнейшем И.М. Сеченовым и И.П. Павловым. Это дает основание считать Е.О. Мухина основоположником нейрофизиологии и нервизма. В 1801 г. он первый в России осуществил оспенную вакцинацию. Работа Е.О. Мухина «Рассуждения о средствах и способах оживотворять утопших, удавленных и задохнувшихся» (1805) позволяет считать его основоположником реаниматологии. В 1806 г. им были изданы «Первые начала костоправной науки», заложившие фундамент отечественной ортопедии и травматологии.
О вкладе Е.О. Мухина в создание основ отечественной топографической анатомии и оперативной хирургии свидетельствует ряд фактов. В частности, занимаясь в анатомическом театре Главного госпиталя изучением строения человеческого тела, он впервые начал использовать метод препаровки на замороженных трупах. Им разработана русская анатомическая терминология. В 1812 г., перед самой войной, Е.О. Мухин выпустил «Курс анатомии». Этому первому учебнику анатомии, написанному русским ученым на русском языке, автор предпослал эпиграф: «Врач не анатом не только бесполезен, но и вреден». Со справедливостью этой мысли нельзя не согласиться и сегодня.
Несомненного внимания заслуживает также тот факт, что именно
Е.О. Мухин оказал решающее влияние на выбор Н.И. Пироговым профессии врача. Об этом сам Пирогов, имея в виду знания, которые он приобрел еще юношей, приходя в анатомический театр госпиталя к Е.О. Мухину, позднее писал так: «…предопределено было Мухину очень рано повлиять на мою судьбу».
Значительной вехой в истории отечественной медицины является создание в 1799 г. Московской и Петербургской медико-хирургических академий. В вышеупомянутом «Московском листке» об этом сказано так: «…штаты же обеих академий утверждены 12 февраля 1799 года, - с этого времени и нужно считать их начало».
История Московской медико-хирургической академии, просуществовавшей немногим более 45 лет, подробно описана в одноименной книге А.Б. Прейсмана (1961). Вместе с тем, учитывая, что основой этой академии стало медико-хирургическое училище при Главном госпитале, т.е. фактически эта академия «выросла» из первого отечественного государственного медицинского учебного заведения – лекарской школы Главного госпиталя, - важно остановиться на некоторых интересных исторических фактах.
В частности, костяк первого профессорско-преподавательского состава академии (имевшей 7 отдельных кафедр) составили профессора госпитального училища: Ф.А. Гильтебрандт – профессор анатомии (во время Отечественной войны 1812 г. именно он лечил раненого П.И. Багратиона);
Ф.Х. Стефен – ботаник; И. Пфеллер – профессор математики и физики;
Е.Ф. Гофман – профессор химии; П.М. Шумлянский – профессор хирургии и фармакологии; М.Х. Пекен – профессор патологии и терапии; А. Фрезе – профессор акушерства и физиологии, Г.П. Попов – адъюнкт-профессор акушерства.
Важно также, что хотя академия и имела самостоятельное управление, своей клинической базы у нее не было, и этой базой являлся Главный госпиталь. При этом некоторые сотрудники госпиталя одновременно были и преподавателями академии.
Несмотря на успешное начало работы, в 1804 г. Московская медико-хирургическая академия была расформирована, а имущество, наглядные пособия и библиотека переданы в Петербургскую медико-хирургическую академию. Туда же были переведены и 45 из 110 студентов, остальные определились в Московский университет. Территория и помещения клинической базы академии были возвращены госпиталю.
Однако вскоре стало ясно, что одна Петербургская академия не в состоянии обеспечить выпуск достаточного количества врачей, потребность в которых определялась тем, что Россия одновременно вела войну с Англией, Персией, Турцией и Швецией. Учитывая это, в 1808 г. Московскую академию было решено открыть вновь, но на сей раз уже только на правах московского отделения Петербургской академии.
Не успев возобновить работу, весной 1810 г. академия вновь столкнулась с угрозой закрытия, поскольку 20 мая императором Александром I был подписан рескрипт, предписывающий, кроме прочего, рассмотреть вопрос об упразднении московского отделения Петербургской академии с распределением его воспитанников по университетам. Ситуацию спасло заключение присланного из Петербурга комитета в составе профессоров Буша, Удена, Загорского и Гаевского, в котором сказано: «Предполагаемое соединение московского отделения академии (с Московским университетом – авт.) не только не может быть полезным, но оно не соответствует цели учреждения ея». Более того, комитет даже полагал, что полезнее ликвидировать медицинский факультет Московского университета, поскольку в московском отделении академии контроль над обучением студентов лучше, чем в университете, а изучение клинических дисциплин (терапии и хирургии) более приближено к практике.
Вновь самостоятельным учреждением Московская медико-хирургическая академия стала после выхода именного императорского указа, данного Правительствующему Сенату 15 января 1837 г., которым предписывалось московское отделение Петербургской медико-хирургической академии «возвести на степень» отдельной академии.
Однако это важное событие одновременно явилось и началом конца Московской медико-хирургической академии - 8 лет спустя (1 января 1845 г.) был подписан акт о прекращении ее деятельности, и она была закрыта окончательно.
Не останавливаясь подробно на биографиях отдельных ученых академии, о многих из которых написаны статьи и монографии, вместе с тем отметим, что ее (а вместе с ней и Главный госпиталь) прославили такие видные представители отечественной науки как Ф.А. Гильтебрандт,
Е.О. Мухин, М.Я. Мудров, Г.И. Фишер, К.Ф. Рулье, И.Е. Дядьковский,
Д.И. Левитский, И.В. Клементовский, Г.И. Кораблев, Р.Г. Гейман, А.И. Овер, Т.В. Кудрявцев, А.И. Кикин, И.Т. Глебов, Г.И. Высотский, которые внесли весомый вклад в формирование оригинальной русской врачебной школы, отличающейся материалистическим подходом к пониманию важнейших процессов в медицине и естествознании.
О роли Московской медико-хирургической академии (в которую превратилась медицинская школа Главного госпиталя) в развитии отечественной медицины, весьма красноречиво говорит цитата из вышеупомянутого «Московского листка»: «В академии… преподавание поставлено было очень широко. С этих пор явились русские врачи, вполне удовлетворявшие всем требованиям врачебной службы и преподавания. Надобность в иностранных докторах совершенно миновала».
Вкупе со всем остальным это свидетельствует, что за первые 100 лет своего существования Главный госпиталь достойно выполнил миссию первенца отечественной государственной медицины, военно-госпитального дела и врачебного образования. При этом он по праву может считаться также родоначальником российской медицинской науки.

Начало второго века от основания госпиталя ознаменовалось разработкой «скорбных листов», об истории появления которых известно следующее.
В начале 1806 г. для решения вопроса о производстве в доктора кандидатов хирургии (так назывались лица, заканчивающие обучение в академии), проходивших в Главном госпитале практику, Медицинская экспедиция военного министерства запросила палатные книги на больных. В ответе на запрос главный доктор госпиталя И.М. Миндерер сообщил, что поскольку в палатных книгах невозможно отразить многие важные стороны лечения, параллельно с ними на каждого больного ведется отдельный «скорбный лист». К тому же, следить за больными и за работой практикантов по «скорбным листам» удобнее, чем по палатным книгам. Ознакомившись с нововведением, «главный инспектор медицинской части по военно-сухопутному департаменту» Яков Васильевич Виллие заказал 20 тыс. этих листов и 1 декабря 1806 г. разослал их 10-ти госпиталям. Главному госпиталю, как автору нововведения, было отправлено 4 тыс. экземпляров. В госпиталях, получивших эти листы, данное начинание было встречено с полным одобрением и вскоре «скорбные листы» получили повсеместное распространение.
Таким образом, приоритет в разработке прообраза одного из наиболее фундаментальных медицинских документов - «истории болезни» - также принадлежит Главному госпиталю.
Заметную роль госпиталь сыграл и в Отечественной войне 1812 г.
После генерального Бородинского сражения в самом Главном госпитале на лечении находилось более 2000 раненых и больных, а в филиале, развернутом в Головинском (ныне Екатерининском) дворце, более 7000. В этой связи важно, что когда после исторического военного совета в Филях было принято решение оставить Москву, практически всех этих раненых удалось эвакуировать.
Личный состав Главного госпиталя стал костяком коллективов военно-временных госпиталей в Касимове, Елатьме и Меленках, группировка которых, названная Касимовской, считается прообразом госпитальной базы фронта. За время военной кампании 1812 г. медицинскую помощь в этих госпиталях получили свыше 30 тыс. раненых и больных.
Как сказано в «Московском листке» от 18 ноября 1907 г.: «В 1812 году московский госпиталь пережил французское пленение. Москва была сожжена, но госпиталь пощажен. Госпитальный район был занят французами. Соседняя приходская существующая доныне Петропавловская церковь была превращена французами в конюшню, но госпитальную деятельность они старались не прерывать». По-видимому, это явилось результатом впечатления, которое произвел Главный госпиталь на главного интенданта французской армии дивизионного генерала Дюма и главного хирурга армии Доминика Жана Ларрея. Так, генерал Дюма в своем докладе императору Наполеону I от 7 сентября 1812 г. сообщал: «Большой военный госпиталь. … Он прекрасно расположен и имеет кровати и оборудование всякого рода на 2000 больных. … Этот госпиталь мог бы немедленно быть обращен на обслуживание армии». А один из основателей военно-полевой хирургии Д.Ж. Ларрей в своих мемуарах, изданных в Париже в 1817 г., писал так: «Большой военный госпиталь один из наилучше построенных, из самых обширных и самых прекрасных из всех, какие я когда-либо видел».
В 1814 г. решением Медицинского департамента Военного министерства (сменившего в 1812 г. Медицинскую экспедицию Военного министерства) в Главном госпитале была создана военно-фельдшерская школа. Тем самым в его стенах была продолжена традиция подготовки медицинских кадров для армии и флота.
В этом же, 1814 г., главным доктором Главного госпиталя был назначен Христиан Иванович Лодер, руководивший в 1812 г. Касимовской группировкой госпиталей. За те 3 года, что он возглавлял Главный госпиталь, им были впервые сформулированы и реализованы на практике идеи, остающиеся основополагающими в медицине и сегодня:
- дежурный лекарь должен первым «отведывать кушанья»;
- еженедельно должны проводиться врачебные конференции;
- «в госпитале должна быть особая палата для операций, а не делать их в общей палате» (т. е. впервые создана операционная как отдельное помещение).
В 1829 г. шефство над Главным госпиталем было возложено на московского генерал-губернатора.
В 1830 г. Главный госпиталь посетил император Николай I, который, ознакомившись с возникающими в ходе лечебного процесса проблемами, повелел начать работу по сокращению количества инстанций, контролирующих деятельность стационарных лечебных учреждений.
Работавший в Главном госпитале в 1833-1839 гг. Александр Иванович Овер, известен как автор «Selecta praxis medico-chirurgicae» - первого отечественного патологоанатомического атласа с гравюрами в красках, - основанного на материале, собранном в прозектуре госпиталя.
С 1834 по 1838 г. главным доктором госпиталя был Иван Богданович Шлегель, получивший степень доктора медицины в возрасте 16 лет, в 1803 г. Одной из наиболее сильных сторон И.Б. Шлегеля был талант организатора, который проявился задолго до назначения его в Главный госпиталь. О незаурядных способностях этого человека свидетельствует тот факт, что в конце 1829 г. император Николай I жалует его званием постоянного лейб-медика; 2.10.1831 г. И.Б. Шлегель назначается главным доктором всех Варшавских госпиталей. В 1838 г., после 4-летнего руководства Главным госпиталем, учитывая организаторский талант И.Б. Шлегеля, его назначают на пост президента Петербургской медико-хирургической академии. За годы управления академией (1838-1851) он учредил в ней кафедры сравнительной анатомии и физиологии (1841), госпитальной хирургической клиники и психиатрии (1842), госпитальной хирургии с патологической и хирургической анатомией (1842), акушерской и детской клиники (1842). В 1848 г. им основана сверхштатная кафедра общей патологии, общей терапии и врачебной диагностики. Кроме того, решен ряд важных вопросов, касающихся различных сторон учебного процесса.
В должности главного доктора Главного госпиталя И.Б. Шлегеля сменил другой выдающийся деятель отечественной медицины - Венцеслав Венцеславович Пеликан. Об этом в 30 номере «Медицинского вестника» за 1873 г. сказано так: «…президентом академии назначен И.Б. Шлегель, бывший главным доктором Московского в.[оенного] госпиталя, а на его место, по особому Высочайшему повелению, определен В.В. Пеликан, с сохранением всего того оклада, какой получал он в звании ректора Виленского университета (12 декабря 1838)».
Учитывая вклад В.В. Пеликана в развитие отечественной медицины, наилучшим свидетельством этого будут цитаты из упомянутого выше «Медицинского вестника». Там, в частности, говорится: «…с переездом в Виленский университет началась та обширная и самостоятельная деятельность В.В. Пеликана, которая прославила имя его и как хирурга, и как администратора. … Приняв участие в преобразовании педагогической стороны всех учебных заведений края, как низших, так и высших, … блистательно выполнил эту задачу. В тоже время, со славою ведя хирургическую факультетскую клинику, он четыре года преподавал анатомию и судебную медицину… много занимался и литературою, напечатав…курс «Миологии для учащихся» (1823), трактат «О применении электричества к медицине» и большое число статей по части анатомии и хирургии. … Утвержден префектом казенного медицинского института в Виленском университете (10 января 1824) и вслед затем… в должности ректора университета (28 июля 1826)… Никогда после Виленский университет не достигал такой высоты развития, как в этот период. …Московский госпиталь, под его управлением, быстро превратился в большую клинику для молодых врачей и старших студентов Московск.[ого] медиц.[инского] факультета, в котором считали за честь заниматься многие заслуженные профессора, как напр.[имер] гг. Басов, Глебов, Высоцкий и др. Читались практические лекции, (проводились – авт.) патологоанатомические демонстрации, коллегиально обсуживались способы лечения и хирургические операции. Эта практическая школа дала многих заслуженных врачей и хирургов… в последние три года жизни в Москве ни один более или менее серьезный случай в городе не обходился без его участия в совещаниях. После 8-летней службы в Московском госпитале, Высочайшим указом, данным правит.[ельствующему] сенату 6 сентября 1846 года, он назначен директором медицинского департамента военного министерства. …11 ноября 1851 года назначен он президентом Императорской Спб. медико-хирургической академии, с оставлением в должности директора департамента. К важнейшим заслугам его… можно причислить учреждение военно-медицинских библиотек, прикомандирование молодых врачей к клиникам и посылку за границу для усовершенствования, улучшение и расширение Военно-Медицинского Журнала и пр. … Ему обязаны мы введением в действие Русской фармакопеи…».
К числу ученых, прославивших Главный госпиталь, относится также и Алексей Степанович Севрюк, впоследствии профессор Московского университета, о котором известно, что он был не только прекрасным хирургом, но и автором многочисленных трудов по патологической анатомии, в том числе по патологической анатомии холеры.
Большой вклад в изучение холеры (только в 1823 г. занесенной в Россию из Персии) внес и ординатор Главного госпиталя (1843-1850) Алексей Иванович Полунин, ставшего впоследствии основоположником московской школы патологоанатомов. Примечательно, что его диссертация на степень доктора медицины (1848), посвященная холере, стала одной из первых диссертаций, написанных на русском языке, а не на латыни, как было принято ранее. Им же впервые в России было предложено внутривенное вливание солевого раствора холерным больным. А.И. Полунин в течение ряда лет являлся сначала секретарем, а затем президентом Московского физико-медицинского общества. С 1851 г. на протяжении 8 лет он издавал за свои средства «Московский врачебный журнал». А.И. Полунин был учителем таких выдающихся ученых как Г.А. Захарьин, С.П. Боткин, И.М. Сеченов.
Главный госпиталь по праву гордится тем, что в его стенах работал и такой крупный физиолог и анатом как Иван Тимофеевич Глебов, руководителем диссертации которого в Московской медико-хирургической академии, работавшей на клинической базе госпиталя, был Е.О. Мухин. С 1840 по 1845 г. И.Т. Глебов был профессором этой академии, а после ее закрытия, с 1845 по 1854 г. являлся ординатором Главного госпиталя и, одновременно, профессором кафедры сравнительной анатомии и физиологии Московского университета, способствуя, как сказано выше, превращению госпиталя «в большую клинику для молодых врачей и старших студентов Московск.[ого] медиц.[инского] факультета», где «читались практические лекции, (проводились – авт.) патологоанатомические демонстрации, коллегиально обсуживались способы лечения и хирургические операции».
Важной вехой в становлении физиологии как науки стала работа «Физиология аппетита и голода», опубликованная И.Т. Глебовым в 1856 г.
После назначения в 1857 г. на пост вице-президента Императорской медико-хирургической академии, именно И.Т. Глебов пригласил в академию из Московского университета молодых И.М. Сеченова и С.П. Боткина.
В 1848-1858 гг. ординатором Главного госпиталя был выдающийся впоследствии русский хирург и физиолог Василий Александрович Басов, который первым в мире начал использовать методы оперативной хирургии для изучения физиологии пищеварения в условиях хронического опыта. В 1848 г. результаты этих исследований В.А. Басов изложил в работе «Искусственная фистула желудка». В этой связи важно, что в дальнейшем, пользуясь именно этим методом, И.П. Павлов совершил переворот в медицине.
Работая в Главном госпитале, В.А. Басов впервые в России произвел 2 операции горлосечения (трахеотомии), о чем в протоколе заседания Московского физико-медицинского общества от 8 января 1851 г. написано так: «…искусною рукою того же хирурга (В.А. Басова – авт.) спасены от смерти двое больных в Московском военном госпитале». В 1852 г. эти результаты были опубликованы в работе «Успешная трахеотомия вследствие язв гортани».
Заслуживает особого упоминания также тот факт, что В.А. Басовым в 1843 г., в первом номере журнала «Записки по части врачебных наук» (издававшегося непродолжительное время в Петербургской Императорской медико-хирургической академии) был опубликован первый в России опыт применения гипса для лечения переломов длинных трубчатых костей. Не исключено, что эти данные были в дальнейшем учтены Н.И. Пироговым при создании его знаменитой гипсовой иммобилизирующей повязки.
Сам же всемирно известный хирург Николай Иванович Пирогов неоднократно бывал в Главном госпитале в 1847-1849 гг. Здесь он обучал госпитальных врачей технике выполнения операций под наркозом хлороформом, эфиром и бензином, применяя при этом сконструированные им маску для эфирования дыханием и прибор для введения эфира в прямую кишку. В Главном госпитале лично Н.И. Пироговым было выполнено 2 операции – отнятия голени и удаления камня мочевого пузыря. Еще 11 операций под его руководством было выполнено врачами госпиталя.
Применительно к личности Н.И. Пирогова следует напомнить, что он является также и основоположником сестринского дела, поскольку впервые в мире именно он во время Крымской войны 1853-1856 гг., в осажденном Севастополе, в январе-феврале 1855 г. для ухода за больными и ранеными сформировал из присланных сестер милосердия и местных жительниц сестринские бригады.
В этой связи важно, что уже в 1860 г., поддерживая начинание
Н.И. Пирогова, главный врач госпиталя (1857-1860) Антип Федорович Пальцев подал ходатайство о введении сестер милосердия в штат. Главный госпиталь стал одним из первых стационарных лечебных учреждений, где было разрешено в пробном порядке допустить сестер милосердия к уходу за больными. О том, какой успех имело это начинание, свидетельствует тот факт, что 14 ноября 1871 г. военный министр утвердил «Правила для сестер милосердия, назначенных для работы в военных госпиталях».
О преемнике А.Ф. Пальцева Оресте Ивановиче Рудинском, замечательном хирурге и администраторе, известно, что во время Крымской войны по рекомендации В.В. Пеликана он был направлен из Главного госпиталя в действующую армию на должность хирурга Южной армии. В осажденном Севастополе О.И. Рудинский являлся ближайшим помощником Н.И. Пирогова, после отъезда которого с театра военных действий, оставшись его заместителем, выполнил, в частности, 4 экзартикуляции бедра, что в то время было доступно очень немногим хирургам. После войны, являясь главным врачом Главного госпиталя (1860-1869), О.И. Рудинский опубликовал такие важные работы, как «Первоначальное понятие об устройстве человеческого тела» (1860), «Малая хирургия и учение о повязках с кратким изложением обязанностей фельдшеров и цирюльников 2-го комплекта» (1864). В 1861 г. стал одним из организаторов Общества русских врачей в Москве. В дальнейшем был начальником Главного военно-медицинского управления.
Сотрудники госпиталя Н.И. Стуковенков, С.И. Соборов, Я.И. Тяжелов и И.А. Заборовский (главный врач госпиталя с 1890 по 1894 г.) явились соучредителями Московского хирургического общества, первое заседание которого состоялось 2 октября 1873 г. В течение первых 4 лет председателем Общества являлся Н.И. Стуковенков, а действительным членом (были еще и члены-корреспонденты) – хирург госпиталя П.Т. Склифосовский. Последний, кроме того, стал и первым секретарем организованного в апреле 1885 г. Общества военных врачей в Москве.
Свидетельством вклада Главного госпиталя в развитие отечественной медицины XIX века являются многочисленные научные труды, опубликованные его сотрудниками. К числу наиболее значительных из них (кроме перечисленных выше) относятся работы Ф.А. Гильтебрандта «О средствах сберегать глаза и зрение до самой глубокой старости» (1807), «Начальные основания всеобщей патологии» (1808); В.В. Пеликана «Замечания о водобоязни» (1839); И.С. Быстрова «Общая анатомия» (1842); И.А. Заборовского «Патологоанатомические изменения при родильной горячке» (1863-1864); А.Н. Драницына «Очерк психиатрии для врачей и юристов» (1869); П.Т. Склифосовского «О хлороформенном, эфирном и других наркозах» (1896); П.В. Любомудрова «К этиологии брюшного тифа» (1896); П.А. Павлова «Венерические болезни и сифилис» (1899).
Отдельного упоминания заслуживают труды сотрудников госпиталя, посвященные вопросам диагностики и лечения туберкулеза. Это такие работы, как: «Открытие Пастеровской лечебницы при Московском военном госпитале» П.Ф. Петермана (1886); «Оперативное лечение хронических экссудативных плевритов» В.А. Чучкина (1895); «К вопросу об этиологии, течении и исходах серозных плевритов у солдат» В.С. Куппа (1896); «К вопросу о лечении выпотных плевритов по способу профессора Левашева» А.И. Руднева (1896); «К бактериологической диагностике туберкулеза в армии» и «Скрытый и маскированный туберкулез» П.В. Любомудрова (1897). Учитывая, что возбудитель туберкулеза был открыт Кохом только в 1882 г., есть все основания считать, что эти работы являются одними из первых солидных отечественных публикаций, посвященных данному заболеванию.
В связи со сказанным несомненного внимания заслуживает также тот факт, что работа сотрудника госпиталя И.Ф. Котовича «Х-лучи Рентгена и применение их в медицине» была опубликована в 1897 г., т. е. всего через 2 года после открытия этих лучей.
В 1880-1893 гг. консультантом-хирургом Главного госпиталя являлся выдающийся русский хирург Николай Васильевич Склифосовский.
О роли, которую играл Главный госпиталь в отечественной медицине XIX века, говорят также следующие факты.
В 1848 г. в госпитале было открыто глазное отделение, а в 1850 г. – водолечебница. В 1864 г. впервые в Москве сотрудник госпиталя Илья Алексеевич Заборовский начал применять для исследования ЛОР-больных ларингоскопию. В 1886 г. была открыта первая в Москве «гидрофобическая станция». С 1886 г. в госпитале стали производиться лабораторные исследования, а в 1887 г. были открыты клиническая и бактериологическая лаборатории, в последней начало выполняться исследование мокроты на бациллы Коха. В этом же 1887 г. при водолечебнице был создан механотерапевтический кабинет. С 1896 г. начала применяться серодиагностика. В 1897 г. было создано ЛОР-отделение. В этом же году в глазном отделении начали выполняться внутриглазные операции («взятие катаракты», иридэктомия). В 1899 г. был организован рентгеновский кабинет с индукторным аппаратом.
Число и профиль медицинских отделений госпиталя в 80-90-х годах ХIХ века позволяют получить представление как о дифференциации медицинских знаний, являющейся показателем развития науки, так и о структуре заболеваемости того времени. В этот период в Главном госпитале было 22 отделения: офицерское (1), терапевтические (2, 3 и 4), венерологические (5, 6, 7 и 8), глазное (9), для сыпных и рожистых больных (10 и 11), нервное (12), для выздоравливающих (13), ревматическое (14), тифозное (15), хирургические (16 и 17, в последнем имелись оториноларингологические палаты), психиатрические (18 и 19), арестантское (20), женские (21 и 22).
Во время русско-японской войны 1904-1905 гг. Главный госпиталь в очередной раз стал одним из основных центров оказания медицинской помощи. Всего за эти годы через него прошло около 55 000 больных и раненых, причем более 6000 было доставлено непосредственно с театра военных действий. За самоотверженный труд по их спасению медалями Красного креста было награждено 116 сотрудников.
Одним из наиболее значительных трудов, вышедших из стен госпиталя в этот период, является работа А.И. Озерецковского «О душевных заболеваниях в связи с русско-японской войной за первый и второй год войны», напечатанная в ряде номеров «Военно-медицинского журнала» за 1905-1906 гг.
В целом же, как видно из названий работ, написанных и опубликованных на протяжении второго столетия существования госпиталя, в них представлен не только уникальный опыт борьбы с многочисленными эпидемиями (чумы, холеры, бешенства, брюшного тифа и др.) и оказания медицинской помощи больным и раненым во всех войнах, которые вела Россия в этот период, но и вклад Главного госпиталя в становление и развитие отечественной медицины.
Учитывая этот вклад, а также исходя из того, что 100-летний юбилей госпиталя не праздновался, осенью 1905 г. была начата подготовка к празднованию его 200-летия. В этой связи важно подчеркнуть, что праздновать предполагалось не дату его основания – 25 мая 1706 г., а дату открытия – 21 ноября 1707 г. О принятом относительно празднования решении главный военно-медицинский инспектор Н.В. Сперанский (ранее служивший в госпитале старшим ординатором) сообщил так: «Военный Министр разрешил Московскому военному госпиталю праздновать 200-летний юбилей 21 ноября 1907 года».
Исходя из роли госпиталя в становлении и развитии отечественной медицины, старшим ординатором Александром Николаевичем Алелековым к юбилею была издана книга «История Московского военного госпиталя в связи с историей медицины в России. К 200-летнему его юбилею 1707-1907 гг.», которая считается одной из наиболее весомых работ по истории отечественной медицины вообще и военной медицины в частности.


Учитывая, что госпиталь явился первым государственным лечебным, медицинским учебным и научным учреждением России, его 200-летний юбилей отмечался очень широко.
Император Николай II за заслуги госпиталя перед Отечеством и отдавая дань его великому основателю Петру I, указом от 14 октября 1907 г. присвоил ему наименование – «Московский генеральный императора Петра I военный госпиталь».
Одним из наиболее ценных свидетельств, говорящих о вкладе Главного госпиталя в развитие отечественной медицины, является телеграмма, поступившая к юбилею из Московского университета: «Императорский Московский Университет приветствует Московский Военный Госпиталь – первую медицинскую школу в России. Создание Великого Петра, творение родоначальника русской медицинской науки Бидлоо, Московский Военный Госпиталь – старший собрат Московского Университета. Старейший русский университет шлет своему маститому предшественнику в области преподавания медицины горячий привет, сердечные пожелания дальнейшего развития и широкого процветания».

Достойно выполнив миссию родоначальника российской клинической медицины, медицинской науки и образования, третье столетие своего существования Главный госпиталь встретил признанным лидером отечественной медицины.
В этот период в его стенах работали такие известные ученые как С.Я. Чистович, А.П. Крымов, А.Ф. Бердяев, В.В. Нефедов, А.Р. Злобин, Е.Н. Малютин, Е.К. Сепп, Ф.А. Андреев, В.Ф. Зеленин, В.И. Кедровский, Г.Д. Воскресенский.
С началом первой мировой войны 1914-1918 гг. взамен врачей, направленных на укомплектование различных формирований, в госпиталь прибыла целая группа известных специалистов. Среди них особо следует отметить хирурга В.Н. Розанова (впоследствии оперировавшего и лечившего В.И. Ленина после покушения на него эсерки Ф. Каплан) и будущего академика М.А. Скворцова.
О нагрузке, выпавшей на долю госпиталя в этот период, говорит тот факт, что за годы первой мировой войны медицинскую помощь в нем получили 376 тыс. больных и раненых.
После Великой Октябрьской социалистической революции решением Исполкома Московского Совета рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов от 30 декабря 1918 г. Московский генеральный императора Петра I военный госпиталь был переименован в Первый Коммунистический Красноармейский военный госпиталь, а уже в марте 1919 г. в его стенах была открыта Государственная высшая медицинская школа, призванная готовить военных врачей для Красной Армии. Первым ее ректором стал профессор Л.О. Даркшевич, проректором – профессор Е.К. Сепп, помощником ректора по учебной и научной части - профессор В.Ф. Зеленин. Всего было сформировано 26 кафедр.
Клинические кафедры вполне удовлетворительно разместились в соответствующих медицинских отделениях госпиталя. Зато с размещением теоретических кафедр пришлось преодолеть немало трудностей: в сравнительно небольшом здании анатомического театра разместились кафедры нормальной анатомии, топографической анатомии и оперативной хирургии, патологической анатомии, судебной медицины. Кроме основных зданий госпиталя, под размещение клиник и кафедр были также использованы: 1) здание бывшей госпитальной военно-фельдшерской школы (основанной в 1814 г.) – ныне Государственного научно-исследовательского испытательного института военной медицины – для кафедры дерматовенерологии, микробиологии, гигиены, общей патологии и стоматологии; 2) помещение команды фельдшерских учеников – для кафедр детских болезней, акушерства и гинекологии; 3) помещение госпитальной аптеки – для кафедры фармакологии и фармации; 4) помещение лаборатории госпиталя – для аудитории кафедры инфекционных болезней.
Кафедры Высшей медицинской школы возглавили такие известные специалисты как профессор А.И. Крюков (судебная медицина), профессор В.Р. Брайцев, смененный впоследствии профессором П.П. Дьяконовым (топографическая анатомия и оперативная хирургия), профессор
Д.А. Бурмин (терапия), профессор В.Ф. Зеленин (кардиология), профессор Н.Н. Теребинский (хирургия), профессор П.А. Герцен (хирургия), профессор Е.Н. Малютин (клиника болезней уха, горла и носа), профессор П.А. Павлов (кожные и венерические болезни), Е.К. Сепп (нервные болезни),
Ф.А. Андреев (инфекционные болезни), профессор Ю.В. Снегирев (акушерство и гинекология), профессор Г.Е. Владимиров (детские болезни), профессор Г.Д. Воскресенский, смененный профессором Р.М. Фронштейном (урология), профессор Д.М. Российский (фармакология и фармация), профессор И.А. Кричевский (микробиология), профессор Г.П. Сахаров (общая патология), профессор Л.О. Говсеев (стоматология).
Заместитель Наркома здравоохранения СССР и одновременно начальник Главного военно-санитарного управления Красной Армии Зиновий Петрович Соловьев, принявший самое деятельное участие в создании этой школы, возглавил в ней кафедру социальной гигиены, впервые выделив эту дисциплину в самостоятельную науку.
Особого внимания заслуживает тот факт, что согласно указанию Главного военно-санитарного управления весь профессорско-преподавательский состав школы был обязан вести лечебную работу в госпитале наравне с госпитальными врачами. В свою очередь многие из госпитальных врачей по совместительству преподавали в Высшей медицинской школе. К ним относятся, в частности, госпитальные рентгенологи Л.Л. Гольст и Я.Г. Диллон, ставшие впоследствии известными профессорами-рентгенологами.
В 1920 г. с целью ознакомления с процессом подготовки врачей для Красной Армии госпиталь посетил Председатель Совета Народных комиссаров Союза советских социалистических республик Михаил Иванович Калинин.
В 1924 г., осуществив 5 выпусков военных врачей, Государственная высшая медицинская школа была слита со 2 Московским медицинским институтом.
В 1934 г. Главный госпиталь посетил Народный комиссар обороны СССР Климент Ефремович Ворошилов.
В предвоенные годы существенному оживлению научной работы в госпитале способствовало приглашение на должности консультантов таких виднейших представителей советской медицины как М.М. Дитерихс, В.И. Воячек, Н.С. Молчанов, Н.Н. Бурденко, М.С. Вовси, С.С. Юдин, В.К. Хорошко, П.Г. Мезерницкий, Б.А. Егоров, В.А. Внуков, А.П. Иордан, М.П. Киреев, В.Я. Илькевич, О.И. Сокольников.
С их приходом в госпитале начали активно применяться самые современные для того времени методы диагностики и лечения. В частности, с 1931 г. стал использоваться метод переливания крови, с декабря 1935 г. началось применение стрептоцида, изготовление которого еще не было освоено промышленностью, с 1936 г. стало применяться лечение токами УВЧ. В этот период в госпитале выполнялись все известные на тот момент виды оперативных вмешательств.
Профессором Михаилом Михайловичем Дитерихсом за годы работы в госпитале (1930-1940) была создана знаменитая транспортная шина («шина Дитерихса»). Ее применение во время советско-финляндской, а затем и Великой Отечественной войны позволило спасти огромное количество раненых. Важно, что она не потеряла своего значения и до настоящего времени. В 1932 г. под редакцией М.М. Дитерихса вышел в свет учебник «Военно-полевая хирургия врача войскового района», а в 1938 г. - руководство «Военно-полевая хирургия».
В предвоенные годы одним из старейших хирургов госпиталя Анатолием Арсентьевичем Гусевым были созданы не потерявшие своего значения до настоящего времени хирургические укладки инструментов – операционные большая и малая, перевязочные большая и малая. Сотрудники глазного отделения С.С. Головин и Д.А. Сивцев разработали таблицу для определения остроты зрения, которой офтальмологи пользуются и до настоящего времени. С участием сотрудников госпиталя были также разработаны широко известные и в наши дни палатки медицинские УСБ и УСТ.
Чрезвычайно ценной для военных врачей стала книга организатора и первого начальника ЛОР-отделения госпиталя профессора Г.Г. Куликовского «Ото-ларингология для военного врача», изданная в 1940 г.
В 1939 г. по инициативе консультанта-хирурга госпиталя (с 1934 по 1946) Николая Ниловича Бурденко был издан сборник трудов врачей госпиталя. К числу наиболее значительных работ, включенных в сборник, относятся: «Сравнительная оценка клинической картины и эффективных методов лечения дизентерийных заболеваний» М.М. Михлина, А.В. Нечаева, «К вопросу об опухолях сосудистого сплетения» Р.Д. Штерна, «Узловые вопросы организации психоневрологической помощи в РККА» Н.И. Лаврентьева, «Опыт работы походного рентгеновского кабинета в N-ских лагерях» О.А. Соколова, «Принципы лечения ЛОРорганов в военное время» Г.Г. Куликовского, «Основные принципы сортировки раненых по этапам эвакуации войскового района» Ф.Ф. Березкина, «Работа врача хирурга в военно-санитарном поезде» А.А. Гусева. В целом же, анализ всех 24 работ, включенных в сборник, свидетельствует о том, что этот сборник, по сути, явился одним из первых сборников методических рекомендаций, содержащих современные (для того времени) взгляды на ту или иную проблему военной медицины.
Выход в свет этого сборника положил начало систематического издания сборников трудов сотрудников Главного госпиталя в дальнейшем. Однако историческая значимость этого сборника состоит еще и в том, что опыт, приобретенный Н.Н. Бурденко при его подготовке, был затем использован им в годы Великой Отечественной войны. Став главным хирургом Красной (Советской) Армии, Н.Н. Бурденко (совместно с другими главными специалистами) настоял на том, чтобы опыт организации медицинской помощи раненым и больным регулярно анализировался, обобщался, пропагандировался и публиковался в сборниках трудов врачей действующей армии. О продуктивности этой идеи свидетельствует тот факт, что за годы войны было выпущено более 400 таких сборников.
Говоря о влиянии личности Н.Н. Бурденко на развитие военной медицины, нельзя обойти вниманием также тот факт, что в период первой мировой войны он в течение 3 месяцев исполнял обязанности начальника Главного военно-санитарного управления. Назначенный на этот пост распоряжением Временного правительства от 7 марта 1917 г., Н.Н. Бурденко основной своей задачей считал ликвидацию ведомственной раздробленности лечебно-эвакуационного дела. В изданной в том же 1917 г. брошюре «К вопросу об устройстве управления в военно-санитарном ведомстве» он подробно изложил свои взгляды на эту проблему.
Поскольку уйти с занимаемого поста Н.Н. Бурденко заставили сложные взаимоотношения с военным и морским министром Временного правительства А.Ф. Керенским, важно, что многие ценные идеи, изложенные в этой брошюре, были в дальнейшем воплощены в единой военно-медицинской доктрине, созданной под руководством Е.И. Смирнова.
Уже на 4-й день Великой отечественной войны в госпиталь начали поступать раненые. Всего за годы войны в Главном госпитале прошли лечение более 74 тыс. раненых и больных, 82 % которых были возвращены в строй.
Наряду с Н.Н. Бурденко, весьма существенное влияние на уровень лечебно-диагностической и научно-методической работы в годы войны оказали также консультанты Главного госпиталя, выдающиеся ученые Георгий Федорович Ланг, Владимир Николаевич Шамов, Владимир Семенович Левит.
Изданный в 1945 г. четвертый сборник трудов врачей госпиталя, содержащий 30 работ, явился одним из первых обобщений опыта оказания медицинской помощи в годы Великой Отечественной войны в крупном многопрофильном лечебном учреждении.
Среди работ, опубликованных врачами госпиталя в годы войны, особо следует упомянуть такие труды, как: «Объем медицинской помощи стационаров и лазаретов войсковых частей» Н.С. Ковтурмана (1941), «Ушные заболевания, наиболее часто встречающиеся в практике войскового врача» М.М. Филиппова (1943), «Первая помощь при отравлениях» П.М. Матусова (1944), «Лечение сифилиса в войсковых частях» Н.А. Лобанова (1944).
Большое внимание в этот период уделялось вопросам восстановительной хирургии, в которой нуждались поступающие в госпиталь раненые. Этой работой руководил известный хирург профессор Николай Алексеевич Богораз, ставший благодаря своим трудам одним из основоположников восстановительной медицины в нашей стране.
В 1946 г. в Главном госпитале была впервые организована и проведена научная медицинская сессия, посвященная обобщению опыта лечения раненых и больных в годы Великой Отечественной войны. На ней было заслушано 57 докладов, вошедших в 5-й сборник, изданный в 1947 г. Работы, включенные в этот сборник, были в определенной степени данью памяти Николая Ниловича Бурденко - выдающегося ученого-хирурга, консультанта-хирурга Главного госпиталя с 1934 по 1946 гг., главного хирурга Советской Армии в годы Великой Отечественной войны, генерал-полковника медицинской службы, академика, основателя и первого президента Академии медицинских наук СССР, Героя Социалистического Труда, имя которого было присвоено Главному военному госпиталю согласно постановлению Совета Министров СССР от 12 ноября 1946 г.
К числу наиболее значимых работ 5-го сборника относятся статьи: «К вопросу о кровотечениях при ранении шеи» П.И. Трифонова, «О поллакиурии военного времени» А.С. Левина, «Краткий исторический очерк применения гипсовой повязки в военных условиях» Ф.Ф. Березкина, «Последствия и принципы лечения огнестрельных ранений полового члена» Г.И. Гольдина, «Лечение несросшихся переломов ложных суставов и обширных дефектов длинных трубчатых костей» А.А. Гусева.
Кроме этого, для Энциклопедического словаря военной медицины врачами Главного госпиталя было подготовлено 93 статьи, что свидетельствует о высочайшем уровне квалификации сотрудников, работавших в госпитале в тот период. Подтверждением этому служат слова генерал-лейтенанта медицинской службы Н.И. Завалишина, который отмечал, что «госпиталь хорошо известен как один из центров передовой военной медицинской мысли, как высококвалифицированное военно-медицинское учреждение, где разрешались и разрешаются многие актуальные научные и практические проблемы военной медицины».
В 1949 г. вышел в свет 6-й выпуск трудов Главного военного госпиталя имени академика Н.Н. Бурденко. К числу наиболее заметных работ этого сборника относятся статьи: А.М. Крупчицкого «Старейший русский госпиталь», В.М. Банщикова «Научная деятельность Главного военного госпиталя имени академика Н.Н. Бурденко за 175 лет», Р.Д. Штерна «Анатомический театр и прозектура Главного военного госпиталя имени академика Н.Н. Бурденко за 240 лет (Краткий исторический очерк)», Н.В. Дунашева «К вопросу о проникающих ранениях грудной клетки (по опыту Великой Отечественной войны)», И.В. Тихомирова, А.Д. Калюты «Операции на желудке и двенадцатиперстной кишке (по материалам хирургических отделений за 1941-1947 гг.)», А.А. Гусева «Лечение несросшихся огнестрельных переломов», Е.Б. Роговера «К вопросу о лечении травматических артерио-венозных аневризм», З.Е. Смоляницкого «Опыт пенициллинотерапии в гнойном хирургическом отделении», Ю.К. Миротворцева «О применении трудотерапии при лечении огнестрельных ранений конечностей», Г.И. Гольдина «К вопросу об этиологии и патогенезе циститов военного времени», И.П. Новикова «Клиническая картина язвенной болезни военного времени», М.И. Теодори, О.В. Шныренковой «К этиологии и клинике гепато-нефритов», Е.М. Гриншпунта «Вопросы борьбы с туберкулезом в работах врачей Главного военного госпиталя имени академика Н.Н. Бурденко», Г.Г. Куликовского «Опыт восставительной ЛОРхирургии».
Кроме перечисленных выше в послевоенный период славу госпиталя составляли такие известные специалисты как профессор генерал-майор медицинской службы Федор Федорович Березкин; профессор генерал-майор медицинской службы Мильтиад Иванович Теодори; профессор генерал-майор медицинской службы Михаил Владимирович Шеляховский; профессор, лауреат Государственной премии СССР полковник медицинской службы Игорь Владимирович Мартынов; профессор, лауреат Государственных премий СССР и РФ генерал-майор медицинской службы Павел Георгиевич Брюсов; профессор генерал-майор медицинской службы Евгений Евгеньевич Гогин; профессор, академик РАМН генерал-майор медицинской службы Владимир Трофимович Ивашкин. Лауреатами государственной премии СССР стали: Н.А. Богораз, В.А. Панков, И.В. Тихомиров, П.З. Аржанцев, В.А. Белов. Большой вклад в совершенствование системы оказания медицинской помощи раненым и больным военнослужащим внесли: Б.В. Коняев, А.С. Гаврилов, В.А. Светляков, А.И. Хазанов, М.М. Филиппов, С.С. Филатов, М.Ф. Гулякин, Г.К. Алексеев.
На протяжении ряда лет консультантом госпиталя являлся и нынешний президент Российской академии медицинских наук Валентин Иванович Покровский.
Свидетельством того, что и в послевоенный период своей истории ГВКГ им. Н.Н. Бурденко продолжал оставаться одним из ведущих лечебных и научных учреждений страны говорит тот факт, что с 1948 по 1983 гг. врачами госпиталя было опубликовано свыше 2 тыс. работ, защищено 11 докторских и 52 кандидатские диссертации.
К своему 275-летию Главный госпиталь подошел крупным, высоко технически оснащенным учреждением, в котором было развернуто 20 лечебно-диагностических и 40 коечных отделений (в том числе 4 отделения реанимации и интенсивной терапии).
В настоящее время Главный госпиталь – это мощное многопрофильное лечебной лечебное учреждение, оснащенное по самому последнему слову техники и оказывающее практически все виды специализированной помощи. В нем ежегодно лечатся около 22 тыс. больных и раненых. Причем около 40% из них - это те, кто переводится в Главный госпиталь как головное лечебное учреждение из округов и флотов Министерства обороны и других силовых ведомств.
В госпитале развернуто более 130 лечебно-диагностических отделений и лабораторий, из них 67 - специализированных коечных. Учитывая, что на сегодняшний день Минздравом России зарегистрировано около 80 врачебных специальностей, это свидетельствует, что практически все они в Главном госпитале представлены. В госпитале созданы 15 крупных объединений – это такие центры, как: кардиологический; сердечно-сосудистой хирургии; интервенционной кардиологии; травматологический; нейрохирургический; урологический; гематологический; психиатрический, анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии; функционально-диагностических исследований; клинической лабораторной диагностики; фармацевтический; медицинской техники; научно-методический; информационно-вычислительный. Кроме того, госпиталь располагает лечебно-диагностической поликлиникой, станцией заготовки и переливания крови и созданной на базе самолета Ил-76 летающей операционной-реанимационной лабораторией.
В настоящее время в стенах госпиталя работают более 70 докторов медицинских наук (из них 44 профессора) и более 170 кандидатов медицинских наук. Из них 8 являются главными медицинскими специалистами и 3 – заместителями главных медицинских специалистов Вооруженных Сил России.
За период с 1999 по 2004 г. в госпитале завершено 358 научно-исследовательских работ; получено 52 патента на изобретения, внедрено 154 рационализаторских предложения; опубликовано 2592 научных работы; на различных научных форумах сделано 1104 доклада; организованы и проведены 61 научно-практическая конференция и 27 сборов специалистов.
Большинство научных исследований, проводимых в госпитале, имеют прикладную научно-медицинскую направленность.
На клинической базе госпиталя развернуты и функционируют медицинское училище, интернатура и 10 кафедр Государственного института усовершенствования врачей Министерства обороны России, 30-40 % профессорско-преподавательского состава которых составляют сотрудники ГВКГ им. Н.Н. Бурденко. Кроме того, в стенах госпиталя развернуты 2 кафедры (военно-полевой терапии и военно-полевой хирургии) Московской медицинской академии им. И.М. Сеченова, 100 % профессорско-преподавательского состава которых также составляют сотрудники Главного госпиталя.
Значительный научный потенциал госпиталя и его заслуги перед отечественной медициной способствовали тому, что в 1999 г. в порядке исключения ВАК России открыл при Главном госпитале диссертационный совет, первым председателем которого стал видный отечественный кардиолог доктор медицинских наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ Ардашев Вячеслав Николаевич.
В 2000 г. Главный госпиталь получил официальную государственную аккредитацию в качестве научной организации.
Созданная в Главном госпитале (как в головном лечебном учреждении Министерства обороны) Центральная аттестационная комиссия, ежегодно рассматривает более 1000 аттестационных дел по присвоению врачам, провизорам и среднему медицинскому персоналу соответствующих квалификационных категорий.
К началу 2000 г. ГВКГ им. Н.Н. Бурденко наряду с выполнением своей основной функции головного лечебного учреждения стал планово разрабатывать и издавать медицинскую литературу в интересах всей военно-медицинской службы, что способствовало закреплению его роли в качестве методического центра Вооруженных Сил по лечебно-профилактическим вопросам.
В 2002 и 2004 гг. в стенах ГВКГ им. Н.Н. Бурденко состоялись выездные заседания Комитета по обороне Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, на которых был отмечено, что за прошедшие неполные 3 столетия медицинскую помощь в госпитале получили более 4 миллионов наших сограждан. При этом особого уважения заслуживает вклад Главного госпиталя в становление и развитие отечественной государственной медицины.
Это же отметили и посетившие 23 февраля 2003 г. Главный госпиталь Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин и Министр обороны Российской Федерации Сергей Борисович Иванов. При этом Президентом России В.В. Путиным было особо подчеркнуто, что Главный госпиталь ныне, как и прежде, продолжает оставаться образцом научно-производственного и лечебного учреждения.
Все вышеизложенное свидетельствует о том, что Главный госпиталь достойно выполнил миссию первенца отечественной государственной медицины и по праву является одним из лучших лечебных учреждений и научных центров не только нашей страны, но и всего мира.

Материал подготовлен:

- начальником Главного военного клинического госпиталя имени академика Н.Н.Бурденко, Заслуженным врачом Российской Федерации, академиком Российской академии естественных наук, доктором медицинских наук, профессором, генерал-майором медицинской службы В.М. КЛЮЖЕВЫМ;

- заместителем начальника Главного военного клинического госпиталя имени академика Н.Н.Бурденко по научной и методической работе, доктором медицинских наук, профессором, полковником медицинской службы П.В. ИПАТОВЫМ;
- кандидатом медицинских наук, полковником медицинской службы С.Л.ДЕНИСОВЫМ.

Copyright ©2005 "Армия и Флот"