«Армия и Флот»

Всероссийский общественный,
военно–литературный журнал.

основан в 1914 году

(электронная версия журнала зарегистрирована в
Росохранкультуре, свидетельство о регистрации
средства массовой информации Эл ФС77-27548
от 14 марта 2007 года)

ЗАДАЧИ ЖУРНАЛА:
• Способствовать единению общества, культуры и армии России.
• Способствовать всестороннему взаимному ознакомлению и единению различных родов войск Вооруженных Сил России.
• Дать широкий простор мысли, направленной на благо армии и флота.
• Пробуждать интерес к военному делу и военной истории России.
• Отражать состояние дел в военно-промышленном комплексе России.
• Содействовать сохранению и развитию военно-исторического, историко-культурного, государственного наследия и безопасности России.
• Знакомить с положением военного дела за рубежом.

ИЗ ГОСПИТАЛЯ В г. ЧЕНСТОХОВЕ - В ГЕРМАНИЮ


В середине мая 1945 г. после лечения в г. Ченстохове я попал на пересыльный пункт, тоже в Польше, но ближе к Польско-Германской границе. На пересыльном пункте оказались и выздоровевшие солдаты, и освобожденные от принудительных работ в Германии граждане России молодого возраст. Прибывший офицер из организуемой В/К г. Грефенхайнихен лейтенант Желтов, по имеющемуся у него запросу, принял под свое руководство трех человек, выздоровевших солдат и сержанта, и человек 15 бывших репатриированных. Имея аттестат на получение сухого пайка, мы направились своим ходом в г. Грефенхайнихен. По пути
следования нам изредка попадались военные машины, но сплошным потоком двигались гражданские переселенцы, с рюкзаками или колясками, направляющиеся и на запад и на восток. По обочинам дороги можно было видеть костры, на которых вся эта передвигающаяся лавина людей готовила себе еду. Популярными в то время были брикеты концентратов и сухари.
Помню, как однажды, около нас, находящихся на привале солдат, остановился американский "студебеккер", крытый брезентом. В кабине рядом с шофером находился офицер Армии США, прекрасно владеющий русским языком. Он поговорил с нами, выяснил - кто мы и куда следуем. Затем открыл кузов и выдал нам всем по продуктовой подарочной коробочке, весом килограмма по три. Оказывается, он ехал в расположенный где-то поблизости лагерь военнопленных наших союзников, которых еще не успели оформить для планового направления в Западные зоны. Офицер проявил признательность к нашей команде, выдавая часть подарков, предназначенных для его соплеменников. Это было подспорьем к нашему сухому солдатскому пайку и выражением дружественного жеста по отношению к нам.
Был и такой случай. Продвигаясь уже по территории Германии, один из товарищей нашей команды, владеющий немецким языком, посмотрев на здание, произнес слово '"Die Backerei" (пекарня). Он попросил через лейтенанта всех остановиться, а сам зашел к шефу этого заведения и договорился, что нам выдадут 20 буханок хлеба, но нужно только, чтобы офицер написал расписку. Что и было сделано, и мы продолжили свой путь, не испытывая особых трудностей в питании и мерках скромных солдатских потребностей.
Так мы в течение нескольких майских дней добрались до г. Грефенхайнихен безо всяких происшествий, выполняя уставные требования.
В Германии в то время было полное безвластие, отсутствовали органы управления. И вот для восстановления нормальной жизнедеятельности в районах были созданы Комендатуры.
В середине мая 1945 сода, выписавшись из госпиталя в городе Ченстохове, я был направлен для прохождения дальнейшей службы в Советскую Военную Администрацию в Германии. Первым моим пунктом была
Участковая Военная Комендатура в очень красивом городе Грефенхайнихен (Саксония). «Участок» - это территория, в сравнении с нашей структурой, что-то больше с/совета, но меньше района. В г.Грефенхайнихен началась наша служба под мирным небом.
Они были не карательными, скорее охранительными органами, т.к. на освобожденных территориях было полное отсутствие продуктов питания и промышленного сырья. Кроме того, на территории было много войсковых соединений, война была окончена, в войсках проходили переформирования. В/Комендатура располагалась при выезде из города в сторону Биттерфельда. Она сделала очень многое в деле поддержания порядка и направленности к развитию народного хозяйства.
Весь офицерский состав Комендатуры состоял из бывших фронтовиков, но подобран из более сдержанных, способных хозяйственников с военной дисциплинированностью.
Военным Комендантом был к-н КОСТИН (предвоенный председатель колхоза Воронежской области). Переводчицей у него была русская девушка Валя, из числа побывших на принудработах Советских граждан в Германии, сумевшая в совершенстве освоить немецкий язык. Шофером у него был Вилли, немец, коммунист, прошедший через концлагерь, верен социалистическим идеям и во всем внушал доверие.
По каждой отрасли народного хозяйства были заместители В/Коменданта: к-н ШАМРАТОВ - заведовал отделом народно, го образования, к-н ЗАХАРЕВСКИИ - возглавлял промышленный сектор, к-н МОЛОЧНИКОВ – отдел сельского хозяйства Были замы по внутренним делам и другим ведомствам, их фамилии, к сожалению, я не помню. Ведь весь этот материал я оформляю из личных воспоминаний, не имея никаких архивных документов.
Зам. В/К по строевой части был ст. л-т Тур. БАЕВ А.И. (из Рязани), командиром взвода охраны был л-т ЖЕЛТОВ (москвич, жил у Сандуновских бань). Всего офицеров было 20 человек, рядового и сержантского состава примерно столько же. Была одна общая столовая, жилье для офицеров и казарма для солдат располагались в здании рядом с Комендатурой. Подчинялись мы районной В/К Биттерфельда, откуда поступали все указания как телефонограммами, так и фельдпочтой.
В богатом архитектурой г. Грефенхайнихен остались неповрежденными войной типография, молочный завод и мясокомбинат местного значения, авторемонтная мастерская, пошивочные и другие службы быта. Почти рядом с городом, в деревне Штровальде, был крупный спиртзавод, который был сразу взят Комендатурой под охрану, контролируя выдачу сырья народному хозяйству.
Взаимоотношения с немецким народом у нас складывались деловые, но близости не допускалось, сожительство с немецкой женщиной считалось преступлением, и военнослужащие привлекались к суду Военного Трибунала по статье до 7 лет лишения свободы. Такие случаи имели место.
Напишу заранее, что за все 5 лет службы в Советской Администрации в Германии (1945-1950 гг.) я не знал ни одного случая диверсии, отравления или других злодеяний со стороны немцев. Ведь через наши органы проходили все сведения. Четыре раза из Германии я ездил в Москву в отпуск, путь пролегал через Польшу: вот там отмечались случаи отравления водкой, колбасой и т.д. Поэтому в одной из анкет на вопрос: «Какую нацию из числа стран Зап. Европы я считаю самой выдержанной и справедливой?» - я ответил: немцы (кроме периода1933-1945 гг.), самые доверительные, трудолюбивые люди.
Хочу отметить, что Комендатуры не занимались следсттвенно - дознавательскими делами. Это входило в функции батальонов «СМЕРШ», которые не входили в штат и подчинение Комендатур, а периодически размещались для выполнения каких-либо задач.
Вот в такой обстановке заместители В/Коменданта передавали свои полномочия немецким органам самоуправления, подбирая на посты руководящих работников, способных построить справедливое Социалистическое общество в ГДР. И построили!
Замполитом В/К был к-н КУЗУБОВ.
В 1946 голу Комендатура была расформирована, личный состав был передан в В/К города Биттерфельд. Но потом пошло все по другому, неведомому мне пути. Социалистический строй в ГДР прекратил свое существование после воссоединения ГДР и ФРГ, в результате усилий режима перевертышей-коммунистов бывшего Советского Союза.
Эрих Хонеккер (я с ним имел встречу, когда он возглавлял Свободную Немецкую Молодежь, затем глава ГДР) после указанных событий прибыл в Россию, но политического убежища не получил. Предательски был передан судебным органам возникшего рейха: был осужден, но по возрасту или по амнистии под охрану не был взят. Он покинул Германию, уехав в семью дочери, проживающей в Чили. Там в 1990-х годах умер и по личному
завещанию его прах должен был быть развеян над территорией бывшей ГДР.
Вот так угасает лозунг - «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» Теперь даже у нас на Родине приходится видеть частные концерны, да коттеджи вокруг крупных городов: общество разделилось на сверхбогатых и бедных. Я не знаю какое положение сейчас в бывшей ГДР - такой же дикий капитализм, как у нас, или другая система. Да и у нас пока нет ясности, что будет дальше. Пока идет медленная «прихватизация». Мы держимся на плаву, используя те богатства, которые создали наши поколения.

Лактионов Н.А. "Воспоминания солдата"

 

Copyright ©2005 "Армия и Флот"