«Армия и Флот»

Всероссийский общественный,
военно–литературный журнал.

основан в 1914 году

(электронная версия журнала зарегистрирована в
Росохранкультуре, свидетельство о регистрации
средства массовой информации Эл ФС77-27548
от 14 марта 2007 года)

ЗАДАЧИ ЖУРНАЛА:
• содействовать сохранению и развитию государственного, военно-исторического и научного наследия России,
• способствовать единению общества и Вооружённых сил России,
• пробуждать интерес к военному делу и военной истории России,
• рассказывать о вкладе военных в развитие культуры. науки и литературы России.

На секретной службе Его Величества.

В день рождения великого русского поэта гостем совместной программы радио «Комсомольская правда» и Русского географического общества «Клуб знаменитых путешественников» стал редактор журнала «Армия и флот», директор «Народного Пушкинского Фонда» Дмитрий Шеремецкий. С ним мы поговорили о неизвестных страницах биографии Александра Сергеевича Пушкина – не только поэта, но и путешественника и даже разведчика! Ведущий программы Евгений Сазанов

— Дмитрий Петрович, есть такое обывательское мнение, что Пушкин был отчаянным домоседом. Тем более, что ему было строго-настрого запрещено выезжать за границу…

— Подобное мнение - классическое заблуждение. И не только в обывательской среде. Я бывал на многих конференциях пушкинистов и везде отмечал одно: тему путешествий Александра Сергеевича почему-то всегда обходили стороной. Хотя она чрезвычайно интересная и очень объемная.

Вот передо мной лежит карта путешествий Пушкина. Если перечислять все города и веси, где он побывал, то мы явно не уложимся в хронометраж вашей программы... Приведу только один факт: Пушкин проехал по дорогам России около 45 тысяч километров. То есть, можно сказать, обогнул планету по экватору в общей сложности!

Вспомним о поездках одного лишь 1820-го года: Петербург, Екатеринослав, Таганрог, Аксай, Новочеркасск, Георгиевское, Константиновск, Железноводск, Гурзуф, Бахчисарай, Симферополь, Кишинев, Каменка...

До самых последних дней своих поэт постоянно был в движении. Многие его произведения были созданы в результате вот таких поездок. Один маленький факт: особенно часто Александр Сергеевич приезжал в деревню Берново (сейчас это Старицкий район Тверской области), где находилось имение его друга Алексея Вульфа. Так вот - именно с него Пушкин срисовал одного из самых своих знаменитых героев...

— Неужели Онегина?

— Почти угадали - Ленского.

— Дмитрий Петрович, Александр Сергеевич любил вообще путешествовать или все-таки больше тяготился?

— Обожал! Он был такой подвижный человек, что не мог сидеть на месте. Его называли «французом» не только за знание французского языка, но и за такую подвижность. Притом он был легок на подъем. Знаете, как раньше собирались? Вещи, баулы с едой, долгие проводы, лишние слезы и т.д. Но у него было не так. Он хватал свой дорожный чемодан, садился в кибитку – и вперед: то к своим друзьям, то к своей будущей жене. Представляете, на лошадях в то время такие расстояния преодолевать? Но, как он сам признавался: путешествия – это не только физическая потребность, но и духовная. И это - повторяю - богатый источник вдохновения и наблюдений... Вспомните повесть «Станционный смотритель», где он описал, как и что происходит на почтовых станциях, что представляют из себя проезжающие, что представляет из себя чиновник низшего класса (станционный смотритель - он же чиновник). Вообще все «Повести Белкина» навеяны этими путешествиями...

— Кем был Пушкин больше - туристом или профессиональным путешественником?

— А вот сами судите. Николай I, который с моей точки зрения, очень благоволил Пушкину не только как поэту, но и как ученому-историку, разрешил ему пользоваться архивами, когда он искал информацию по восстанию Пугачева. Пушкину этого оказалось мало и он получил высочайшее разрешение на сбор материала непосредственно на месте. Он объехал Казань, Оренбург, почти весь уральский регион… И ездил он, конечно, не как турист, а как ученый, исследователь.

— Но южная ссылка - это же почти увеселительная прогулка?

— Еще один миф! Почему-то говорят, что на Юг империи Пушкин был сослан. Но если принять во внимание, что в 1820-м году Пушкин числился в Министерстве иностранных дел (а тогда МИД выполняло некоторые функции современной Службы внешней разведки), то пушкинская так называемая ссылка представляется несколько в ином духе. Собственно, как и приключения другого известного литератора и издателя Фаддея Булгарина...

— О, извечный враг Пушкина, как и Бенкендорф…

— Боюсь, что по поводу роли Александра Христофоровича в судьбе Александра Сергеевича тоже придумано слишком много мифов, но это тема для отдельного разговора… Так вот, вы же знаете, что Булгарин служил в царской армии, а потом каким-то странным образом поступил на службу к Наполеону...

— Ну почему странным - его же с позором выгнали из русской армии за пьянство и чуть ли не разбой... Разве не так?

— Совсем не так! Он же родился в Польше, а поляков привечали во французской армии, поскольку они отличались антироссийскими настроениям. И вот под этой самой легендой он поступил на службу к Наполеону, дослужился до капитана, но на самом деле - снабжал секретными сведениями русскую разведку.

Писатель, критик и издатель Фаддей Венедиктович Булгарин.

— Получается, Булгарин – один из наших первых разведчиков-нелегалов?

— В общем-то, да. Это было еще до войны 1812 года, где-то в 1808 году, когда наши Финляндию присоединили в результате войны со Швецией. Потом он вернулся. И все удивлялись – как же так: разгильдяй, предатель, у Бонапарта служил - да по нему Сибирь плачет, а ему доверяют издание крупнейшей в России газеты? Это что за неожиданная такая "милость к падшим"? Когда Александра I начали засыпать доносами и предложениями о наказании "французского прихвостня", он резко ответил: Булгарина - не трогать! Значит государство было в долгу у этого человека.

— Как и у Пушкина? Он тоже совершил какой-то подвиг?

— Мне кажется, что и Пушкину создали подобную "легенду": вот он такой гуляка, пишет эпиграммы на Аракчеева (хотя доказано, что на Аракчеева он ничего не писал). Надо бы его сослать на окраину империи - пусть там подумает над своим поведением.

— Над поведением лучше думается в Сибири, но его отправляют на Юг - почему?

— Вы сразу поймете - почему, как только узнаете, что тогда представляла из себя эта территория. Юг тогда только-только присоединили к империи. И вот до Александра I дошел слух, что там создаются разные масонские ложи, тайные общества офицерские, да и местные как-то неспокойно себя ведут... А обстановка в мире была напряженная. В южных регионах Европы начались восстания – в Испании, Португалии... И царю нужна информация - насколько взрывоопасная ситуация на нашем юге?

— И вот такое удивительное совпадение - как раз в это время туда отправляется в ссылку Пушкин…

— Не была это ссылка! Если бы он ехал как ссыльный, то не получил бы такую подорожную: «По указу Его Величества Государя Императора Александра Павловича, самодержца российского и пр., представитель сего ведомства Государственной коллегии иностранных дел, коллежский секретарь Александр Пушкин отправлен наблюдателем службы к Главному попечителю колонистов южного края России генералу-лейтенанту Инзу. Почему для свободного проезда сей паспорт коллегией дан ему в Санкт-Петербурге мая 5 дня».

7 мая 1820 года он отправляется в путь и уже 17 мая въезжает в Екатеринослав (который обозвали сейчас почему-то Днепр). Получается, что он летел со скоростью от 70 до 100 верст в сутки. То есть двигался, как курьер государя.

. К. Айвазовский, И. Е. Репин. «Прощание Пушкина с морем». 1877. Всероссийский музей А. С. Пушкина, Санкт-Петербург.

— Давайте объясним технологию перемещения по царской России тех времен. Необходима была подорожная. Это главный документ, который дает человеку право менять лошадей на станциях. И чем выше чин того, кто этот документ выписал, тем больше привилегий - самые быстрые лошади, самые опытные ямщики, никаких задержек... То, что Пушкин проделал этот путь с максимальной скоростью, говорит о том, что он явно он ехал не как турист и не как ссыльный.

— Есть более интересный момент. Он приезжает в Екатеринослав, и там встречается с семейством Раевских, которые едут в Пятигорск. Там жена, дочери, сын Раевского, сам генерал - герой Отечественной войны 1812 года. Вместе доезжают до Кисловодска, а потом направляются в Кишинев. Но! Почему-то выбирают не самый безопасный путь – через Ростов, Таганрог, а дальше - Херсон и Одессу. Они едут по Черноморской кордонной линии, часто через земли, которые еще не принадлежат России, и в которых шалят различные воинственные народы – кабардинцы, черкесы...

— Но это же очень опасно!

— Естественно. Именно поэтому их охраняли 60 вооруженных до зубов казаков, которые тащили с собой даже артиллерийское орудие! Явно Раевский осуществлял тайную инспекторскую проверку под видом частной поездки в Крым. А Пушкина была своя тайная миссия.

— Дмитрий Петрович, значит, где-то в архивах наших спецслужб должна храниться какая-то отчетная бумага Александра Сергеевича как разведчика?

— Скорее всего, в архивах Министерства иностранных дел. Может быть, что-то найдется в Военно-историческом архиве...

Вообще явно не хватает какой-то объединительной монографии по путешествиям Пушкина - все-таки 45 тысяч километров: от юга до Уральских гор.

Редактор журнала «Армия и флот», директо фонда «Народный Пушкинский Фонд» Дмитрий Шеремецкий.

— Это даже больше получается, чем путешествия Пржевальского.

— Кстати, да. Правда, у Пржевальского несколько потруднее были путешествия…

— И опаснее, скажем так. Хотя тоже, получается, Пржевальский был не только путешественником, но и разведчиком-нелегалом.

— Ничего не «получается», оно так и есть. Он ездил под прикрытием Русского географического общества, но, на самом деле, по заданию Генерального штаба - стирал "белые пятна" с карты южных земель. Хотя, если быть точным, эта территория была одним сплошным "белым пятном"... Очень часто отчеты Пржевальского ложились прямиком на стол государю...

— А доклады по итогам поездок Александра Сергеевича?

— Естественно. Александр I как-то на удалении с ним держался, а вот Николай I очень тесно с ним сотрудничал, через Бенкендорфа, начальника III Отделения, которое выполняло функции контрразведки в России...

— Неужели Пушкин как разведчик был настолько ценен - ведь то же глубоко гражданский человек?

Знаете, был такой генерал Липранди (он тоже на юге служил), который сказал об Александре Сергеевиче, что "...Пушкин мог стать военным необыкновенным". И стати, все его предки и все потомки выбирали именно военную стезю. Это такая черта рода Пушкиных. Но и сам поэт успел послужить защите России, пусть и без погон...

Copyright ©2005 "Армия и Флот"